Форум » » Интересное и занимательное в ревматологии » Ответить

Интересное и занимательное в ревматологии

Медвежовцев: 19 апр 2006. Новый препарат для лечения ревматоидного артрита получил лицензию FDA Администрация по продуктам питания и медикаментозным препаратам США (FDA) одобрила и рекомендовала применение препарата Ритуксан® (МабТера®) компаний Ф.Хоффманн-Ля Рош Лтд., Genentech и Biogen Idec для лечения ревматоидного артрита. Это первый препарат, избирательно воздействующий на В-лимфоциты и обеспечивающий длительную ремиссию у взрослых пациентов с ревматоидным артритом. Получить одобрение на использование МабТера/Ритуксан для лечения РА в Европе и России предполагается в конце 2006 – начале 2007 года. МабТера/Ритуксан обеспечивает принципиально новый подход к лечению РА. Препарат представляет собой терапевтическое антитело, действие которого избирательно направлено на В-лимфоциты, играющие ключевую роль в цепи воспалительных реакций, которые, в конечном счете, приводят к повреждению костей и хрящей суставов – наиболее серьезным проявлениям РА. При этом препарат не оказывает влияния на стволовые клетки, В-клетки предшественники или плазмоциты, что позволяет иммунной системе продолжать нормальное осуществление защитных функций организма. Особое значение одобрение препарата МабТера/Ритуксан имеет для той группы пациентов с РА, которая считается наиболее сложной для лечения (примерно каждый третий пациент). По данным исследования REFLEX (Рандомизированная Оценка долговременной эффективности Ритуксимаба при ревматоидном артрите) МабТера/Ритуксан является высокоэффективным препаратом по контролю за симптомами у пациентов с недостаточной ответной реакцией или непереносимостью предшествующей терапии противоревматическими препаратами. Более того, положительный и долговременный эффект развивается уже после первого курса терапии, состоящего из двух инфузий препарата в сочетании с метотрексатом. По словам Председателя Совета Директоров Фармацевтического Подразделения Рош Уильяма М.Бернса: `Безопасность и хорошая переносимость препарата была подтверждена наблюдением за более чем 800 пациентами в течение 1 года.` МабТера/Ритуксан уже в течение долгого времени применяется в США, Европе и России для терапии одной из форм лимфом — Неходжкинской лимфомы (НХЛ). В России МабТера/Ритуксан внесен в `льготный список` лекарственных препаратов. В настоящее время компания Рош инициировала Программу III Фазы, которая состоит из трех исследований с привлечением 1700 пациентов. Целью этой Программы является выяснение дополнительных клинических преимуществ МабТеры/Ритуксана.

Ответов - 87, стр: 1 2 3 All

Медвежовцев: Ревматоидный артрит (РА) продолжает оставаться важной проблемой современной ревматологии, поскольку заболевание поражает лиц преимущественно трудоспособного возраста, имеет прогрессирующий характер, приводит к ранней инвалидизации больных, требует многолетнего, порой пожизненного лечения, а также отличается достаточной распространенностью (0,3–1%). Современные методы лечения на амбулаторном этапе, к сожалению, не всегда приводят к желаемым результатам. Это побуждает к активному поиску новых средств базисной и «актуальной» терапии [1]. Одним из перспективных направлений в этом плане является использование системной энзимотерапии, которая в комплексном лечении РА позволяет быстрее снизить активность иммуновоспалительного процесса [5]. Ранее проведенные исследования качества жизни (КЖ) у больных РА показали его значительное снижение практически по всем параметрам [2, 6]. В связи с этим лекарственные препараты, предназначенные для длительного применения при РА, требуют оценки не только с точки зрения их эффективности и безопасности, но и влияния на качество жизни больных. Только при улучшении качества жизни можно рассчитывать на хорошую приверженность пациентов к назначенному лечению (compliance) [9, 10]. Одним из критериев КЖ является психологическое благополучие пациентов, поскольку многочисленные исследования в этой области показали, что психопатологические изменения личности оказывают отрицательное влияние на течение заболевания, качество жизни, эффективность лечения и реабилитации больных РА и требуют адекватной коррекции [3]. Для коррекции нарушений в психоэмоциональной сфере при РА целесообразно использовать естественные метаболиты центральной нервной системы, например, такие, как глицин, который оказывает стрессопротекторное, ноотропное, седативное и антитоксическое действие [7]. Изложенное выше объясняет интерес ревматологов к препаратам серии «Трофосан», которые представляют собой системные полиэнзимные витамино-минеральные комплексы, относящиеся к классу биорегуляторов. Их активными компонентами являются ферменты (энзимы), в том числе эндогенные протеазы, аминокислоты, включая незаменимые, фосфолипиды, витамины А, Е, С, D, группы В, минеральные элементы – K, Ca, Mg, Fe, Zn, Au [4]. В результате комплексной терапии с применением трофосана 23 больных РА (71,9%) отметили значительное улучшение общего состояния, 4 пациента (12,5%) не отметили какой-либо динамики в самочувствии, у 5 обследуемых (15,6%) отмечено ухудшение состояния, причем четверо из них ухудшение связывают с перенесенным в период наблюдения гриппом (проведение исследования совпало с эпидемией гриппа в городе). За исключением вышеуказанных 4 человек остальные пациенты гриппом или другими острыми респираторными вирусными инфекциями (ОРВИ) не заболели, хотя многие из них обычно переносили ОРВИ в данный период года. Вероятно, это может быть связано с иммуномодулирующими свойствами препарата, позволившего избежать заболевания. Необходимо отметить, что исследование проводилось в зимне-весенний период, то есть в такое время, когда подавляющее большинство больных РА отмечает сезонное ухудшение состояния. При статистической обработке результатов общеклинических исследований в группе больных РА до и после лечения отмечена тенденция к снижению показателей, указывающих на активность воспалительного процесса, однако статистически значимых достоверных различий в динамике этих показателей получено не было. Возможно, это связано с коротким периодом наблюдения. Более показательной была динамика клинических симптомов. Боль в суставах в покое уменьшилась у 22 больных РА (68,8%) с 1,4±0,1 до 0,7± 0,2 баллов (Р<0,01). Усиление боли в покое отметили 5 человек (15,6%), однако эти различия не были достоверными в сравнении с периодом до начала наблюдения. Остальные 5 пациентов не отметили какой-либо динамики. Боль в суставах при движении уменьшилась у 19 больных (59,4%) с 1,5±0,1 до 1,0±0,2 баллов (Р<0,05). Усиление боли в суставах при движениях отметили 9 пациентов (28,1%), но достоверных различий в динамике наблюдения этого показателя выявлено не было. Снижение выраженности болевого синдрома по ВАШ имелось у 17 больных (53,1%): 6,1±0,7 см до и 4,2±0,8 см после лечения трофосаном (Р<0,1), недостоверное повышение с 4,3±1,4 см до 5,7±1,6 см – у 5. Остальные пациенты не отметили изменений (4,0±1,1 см до и после лечения). Часть паци ентов испытывала определенные сложности по визуализации боли, чем могут быть объяснены различия в вербальной и визуальной оценках боли. Выводы 1. Включение «Трофосана 4.1» в схему комплексного амбулаторного лечения ревматоидного артрита позволяет у большинства больных добиться статистически значимого клинического эффекта (снижения болевого синдрома, суставного и воспалительного индексов, выраженности утренней скованности, функциональной недостаточности суставов). 2. Комплексное лечение больных ревматоидным артритом с применением «Трофосана 4.1» положительно влияет на показатели качества жизни, особенно касающиеся психоэмоциональной сферы. 3. Препарат хорошо переносился, курсовой прием в течение 35 дней практически не вызывал побочных эффектов. 4. Целесообразно более длительное наблюдение с проведением повторных курсов «Трофосана 4.1» и других препаратов этой серии у больных ревматоидным артритом.

Медвежовцев: Думаю, что вышеописанный материал из журнала БГМУ носит бадовско-заказной характер.

Медвежовцев: Кофе защищает от подагры Обновлено: 25.05 19:27 Повышенное потребление кофе значительно снижает риск развития подагры, полагают канадские и американские исследователи. По их данным, люди, употребляющие более четырех чашек кофе в день, снижают риск развития подагры на 40%. Подагра – воспалительное заболевание суставов, связанное с отложением в них уратов – солей мочевой кислоты. Оно значительно чаще развивается у мужчин. Выводы ученых весьма неожиданны, поскольку мочевая кислота является одним из продуктов метаболизма кофеина. В прошлом медики часто рекомендовали страдающим подагрой пациентам отказаться от кофе во избежание обострения заболевания. MEDЭнциклопедия Как правило, приступ подагры развивается на фоне приема алкоголя (особенно пива) или переедания. Заболевание проявляется внезапной и интенсивной болью, покраснением и "жаром" в суставе. Специалисты Университета Ванкувера и Медицинской школы Гарварда использовали данные масштабного исследования пищевых предпочтений населения, которое проводилось в США с 1988 по 1994 год и охватило около 50 тысяч мужчин 40-75 лет. За время исследования было выявлено 757 случаев развития подагры. По данным исследователей, риск заболевания был на 40% ниже для мужчин, выпивавших от четырех до пяти чашек кофе в день. У тех же, кто потреблял более шести чашек, риск подагры снижался на 50-60%. Благотворным эффектом обладало также и кофе без кофеина. Кроме того, ученые выяснили, что у любителей кофе уровни мочевой кислоты были несколько ниже, чем в среднем по популяции. По мнению координатора исследовательского проекта доктора Хвона Чоя (Hvon Choi), защитный эффект кофе скорее всего не связан с кофеином. Он может объясняться действием целого ряда других полезных веществ, также присутствующих в этом напитке. Доктор Чой отметил, что не рекомендовал бы людям, страдающим подагрой, лечиться с помощью кофе. В то же время результаты исследования однозначно свидетельствуют о том, что больным не стоит отказываться от этого напитка или снижать его потребление.

Медвежовцев: ОСТЕОАРТРОЗ: СПУТНИК СТАРОСТИ ИЛИ УПРАВЛЯЕМАЯ БОЛЕЗНЬ? Автор: Николай СОРОКА, заведующий 2-й кафедрой внутренних болезней БГМУ, руководитель Республиканского ревматоло-гического центра, доктор мед. наук профессор. Среди всех заболеваний суставов (а их — более 100) остеоартроз занимает лидирующее место. Около 80% пациентов старше 70 лет страдают им. У каждого третьего пациента, приходящего в поликлинику, жалобы на боль в суставах. В структуре общей заболеваемости дегенеративные заболевания суставов занимают 6–10%. Кривой палец — «по наследству» — Николай Федорович, каковы основные причины развития остеоартроза? Действительно ли, как считают многие, он является неизбежным спутником пожилого возраста, или это управляемая болезнь? — Остеоартроз — дегенеративное заболевание суставов с элементами воспалительных изменений в них. Проще говоря — процесс прежде-временного старения хрящевой ткани. К остеоартрозу приводят и любые травматические повреждения в суставе (связок, мышц, синовиальной оболочки, кости), которые могут произойти в молодые годы, а дать знать о себе развитием болезни через десятки лет. Ведь всякая травма нарушает конгруэнтность сустава (полное взаимное соответствие формы соприкасающихся суставных поверхностей). Развитие остеоартроза объясняют 2 основными причинами. Первая — генетическая неполноценность хряща (наблюдается приблизительно у 50% пациентов). В таких случаях в хряще происходят процессы преждевременного старения и уже после 40 лет проявляются симптомами заболевания. Скажем, у бабушки был искривлен большой палец на стопе, и у дочери или внучки сформируется такой же. Причем, с каждым новым поколением болезнь начинается на несколько лет раньше и таким образом «молодеет». Неслучайно сегодня остеартроз нередко диагностируется у 40-летних пациентов. При наличии такого генетического дефекта хрящевой ткани развитие остеоартроза к старости неизбежно — вне зависимости от образа жизни. Как уйти из зоны риска? Вторую половину пациентов с остеоартрозом составляют пациенты, «заработавшие» болезнь в течение жизни. Факторы риска: - Травмы. Причем, не обязательно такие тяжелые, как переломы, но и легкие (вывих, подвывих, «подвернул ногу», «не так ступил»). - Постоянные физические перегрузки. Особенно, связанные с подъемом тяжестей (работа, занятия спортом). - Интоксикации (вирусные инфекции, алкоголь, курение, соли тяжелых металлов, бесконтрольный прием лекарств). Опасность в том, что токсические вещества легко накапливаются в хрящевой ткани, по-скольку из-за отсутствия в ней сосудов не вымываются, как в органах, где хорошее кровоснабжение (почки, головной мозг, печень). - Эндокринные нарушения (сахарный диабет, нарушения функции щитовидной железы — гипо- и гипертиреоз, климактерический период). Особенно чувствителен хрящ к уменьшению в организме половых гормонов эстрогенов, участвующих в обменных процессах: как только у женщины наступает климакс, «неожиданно» появляются и боли в суставах. - Врожденные нарушения статики. Приводят к двойной нагрузке на коленные суставы из-за смещения ее на одну половину сустава — внутреннюю, либо наружную. - Врожденная дисплазия тазобедренных суставов. Современные технологии помогают спасать недоношенных малышей, но вместе с тем наблюдается рост патологий, связанных с незрелостью плода. В их числе и дисплазии тазобедренных суставов, которые после 40 лет проявляются диспластическим остеоартрозом. - Избыточная масса тела. Попробуйте хотя бы несколько часов поносить ведро с водой! А у многих пациентов с остеоартрозом лишние килограммы измеряются 2–3 «ведрами», у иных — достигают половину массы тела. - Сосудистые нарушения (атеро-склероз). Например, тазобедренный сустав «кормит» лишь одна артерия, питающая головку бедренной кости. Если в ней появляется атеросклеротическая бляшка, то питание головки страдает и развивается остеоартроз, и даже — асептический некроз (разрушение головки). - Варикозное расширение вен голени. Возникающий при этом венозный застой ведет к недостатку кислорода и, соответственно, гипоксии тканей, что косвенно способствует нарушению обменных процессов в коленных и голеностопных суставах и приводит к развитию остеоартроза. Первый сигнал подает боль — Как же должны вести себя пациент и лечащий врач, чтобы не допустить прогрессирования остеоартроза и последующей инвалидизации? — Если на немодифицируемые факторы риска (возраст, эндокринные, врожденные нарушения) воздействовать мы не можем, то на модифицируемые — должны. Для предупреждения остеоартроза следует избегать травм; давать регулярную, но умеренную нагрузку на суставы (при движении сустав питается более интенсивно); контролировать вес. Хотя при генетически обусловленном остеоартрозе предотвратить развитие заболевания нельзя, однако с помощью адекватно подобранного лечения можно остановить или замедлить его прогрессирование. Длительность ремиссии принципиально зависит от времени постановки диагноза. В чем проблема ранней диагностики? Хрящ не имеет нервов. Потому на начальных стадиях заболевания он уже страдает из-за нехватки веществ для нормального обмена, а пациент ничего не ощущает и, естественно, не обращается к врачу. Появление же боли сигнализирует, что процесс вышел за пределы хряща: вовлекается либо синовиальная оболочка, либо прилежащая кость. При развитии остеоартроза в хряще уменьшается количество, в первую очередь, протеогликанов, основной составной частью которых является хондроитин сульфат. Он удерживает на своей поверхности молекулы воды, что важно для нормального функционирования сустава. Вместо него в избыточном количестве появляется керотан сульфат, не способный удерживать жидкость, что приводит к сухости хряща, его растрескиванию и, в конечном итоге, к потере амортизационных свойств. Первые симптомы остеоартроза распознать нетрудно. Поражаются крупные суставы, несущие наибольшую функциональную нагрузку (коленные, тазобедренные, голеностопные). А вот часто встречающиеся боли в области плечевых суставов в большинстве случаев обусловлены поражением не самого сустава, а околосуставных периартикулярных тканей. Возникновение их обычно провоцирует патология шейного отдела позвоночника (вертеброгенные боли). При генетически обусловленном остеоартрозе изменяются дистальные межфаланговые суставы кистей (узелки Гебердена), реже — проксимальные (узелки Бушара). Боль в крупных суставах, особенно после чрезмерной нагрузки или непривычной работы, — первый «звонок» о болезни. Она проходит быстро — через день-два, но уже на этой стадии рентгенологический снимок сустава покажет проявления остеоартроза: уплотнение костной ткани (субхондральный склероз). Позже боли становятся более сильными, возникают при каждом движении, а иногда — даже в покое. Рентген при этом обнаружит по краям суставных поверхностей костные разрастания (остеофиты). Боль при остеоартрозе многокомпонентная. При повреждении синовиальной оболочки или прилежащей кости появляется при нагрузке; при раздражении мышц остеофитами — после движения; при попадании в полость сустава микроотломков хряща возникает острая внезапная пронизывающая (симптом блокады сустава); в случае застоя крови и повышения внутрикостного давления при варикозном расширении вен — ночные боли («суставная мигрень»); при возникновении костных кист в кости — периодическая; длительная (изо дня в день — месяцами) вызывает даже появление фибромиалгического компонента (центрального происхождения) — ее можно снять лишь антидепрессантами или седативными препаратами. Таким образом, для диагностики остеоартроза достаточно изучить клинику и сделать рентгенограмму. Общий анализ крови не изменен, его выполняют для исключения других заболеваний. Страсти вокруг хондропротекторов — Что должна включать в себя медикаментозная коррекция остеоартроза? — Она складывается из 2 частей. Первая — более важна для больного, менее — для врача, поскольку направлена на уменьшение или ликвидацию боли. Это — назначение нестероидных противовоспалительных препаратов. Наиболее безопасны — мовалис, нимесил, целебрекс (побочные эффекты со стороны ЖКТ, печени, почек минимальны). Можно принимать препараты диклофенака — вольтарен, диклоберл и другие (всего их около 80), ибупрофен, но при этом помнить о риске таких осложнений, как язва желудка, язвенные кровотечения, прободение 12-перстной кишки. Противопоказаны индометацин (усугубляет дегенерацию хряща), пироксикам (много побочных действий). Вторая часть лечения — назначение хондропротекторов, или средств, модифицирующих течение болезни, или средств замедленного действия. В их составе чаще всего — структурные компоненты хряща: хондроитин сульфат и глюкозамин сульфат (из него в организме синтезируется хондроитин сульфат). С помощью препаратов-хондропротекторов в организм извне вводится готовый «строительный» материал, который при остеоартрозе недостаточно синтезируется собственными клетками хряща — хондроцитами. Хондропротекторы изменяют обмен в хрящевой ткани лишь через месяцы, однако ценность их в том, что, в отличие от НПВП, они не просто снимают боль и воспаление, но реально улучшают качество хряща, замедляют процессы дегенерации. Их нужно принимать длительно. При отсутствии материальных затруднений — постоянно. С позиций доказательной медицины сегодня в республике есть 2 препарата из этой группы — структум и дона. По ним проводились десятки международных многоцентровых длительных контролируемых исследований, которые показали замедление рентгенологического прогрессирования остеоартроза, оцениваемое по темпам сужения суставной щели коленного сустава. Положительное влияние на хрящ обусловливается подавлением катаболических процессов в хряще и стимуляцией анаболических. Словом, результаты проведенных исследований свидетельствуют о достаточной эффективности и очень низкой частоте нежелательных явлений при применении данных препаратов, а также о возможности уменьшения у больного дозы нестероидных противовоспалительных препаратов. У пациентов, принимающих хондропротекторы (хондроитин сульфат или глюкозамин сульфат), в хряще увеличивается количество протеогликана — основного компонента хрящевой ткани, содержание которого у больных остеоартрозом с возрастом уменьшается. А раз так — задерживается лучше жидкость, хрящ приобретает амортизационные свойства. — На фармрынке Беларуси много препаратов, позиционируемых как хондропротекторы. Некоторые из них рекламируются по ТВ. При этом потребителю обещается полное восстановление хряща. Как вы можете это прокомментировать? — Надо понимать, что вернуть пораженному хрящу «молодость», восстановить его полностью нереально. Подчеркну, хондропротекторы эффективны лишь на ранних стадиях, когда в хряще есть те самые клеточные элементы — хондроциты, которые синтезируют, «строят» хрящевую ткань. Когда же у больного разрушен сустав, и врач, по неопытности, ему назначает препараты даже с доказанной эффективностью, то не стоит рассчитывать на чудо. И фирмы-производители, беззастенчиво обещающие в телерекламе полное восстановление хряща, по отношению к пациентам поступают, мягко говоря, нечестно. А вот на ранних стадиях больные, которые минимум 3–4 мес. принимают хондропротекторы, отмечают значительное улучшение. Подчеркну, я говорю лишь о 2 препаратах из этой группы — структуме и доне, чья эффективность доказана. Если мы остановим прогрессирование заболевания — это большая победа. Повернуть же биологические процессы вспять не смогут никакие хондропротекторы, не говоря о тех, которые не проходили серьезных международных исследований. — Недавно по одному из крупных российских телеканалов в программе «Здоровье» было высказано мнение о том, что все хондропротекторы неэффективны и их использование неоправданно. Ваше мнение? — Эта передача вызвала резонанс среди врачей и пациентов не только в России, но и в Беларуси. К большому сожалению, ведущая Малышева либо взялась не за свое дело (она не специалист в лечении заболеваний суставов), либо это была заказная передача. Кстати, и среди профессоров в студии, высказавших сомнение в эффективности хондропротекторов, не было ни одного известного специалиста в области ревматологии. Насколько я знаю, данной передачей возмущены и российские врачи. Например, известная академик РАМН В.Насонова на последнем конгрессе «Человек и лекарство» в Москве возмущалась этой передачей. Нельзя огулом утверждать, что абсолютно все хондропротекторы неэффективны. Причем, крупным планом на экране показали не только те из них, которые действительно не имеют доказательной базы, не участвовали в международных исследованиях. Заодно в общий перечень попали и проверенные препараты, чья эффективность доказана, которые применялись и будут применяться. Основанием для передачи, как мне кажется, послужили результаты серьезного международного американского исследования «GIAT» 2006 г. Идея была интересной: оценить, что лучше — глюкозамин сульфат, хондроитин сульфат или комбинация данных препаратов. Оказалось, что нет существенной разницы — применяются ли данные препараты по отдельности или в комбинации. Лечишь больного одним из хондропротекторов либо применяешь комбинацию из двух лекарств — результат получаешь один и тот же. Т.е. результат исследования оказался отрицательным: комбинация препаратов оказалась не лучшей. Но это вовсе не значит, что данные препараты не нужны пациентам: в десятках других исследований показана и доказана их эффективность. Хондроитин сульфат и глюкозамин сульфат входят в рекомендации Европейской антиревматической лиги по лечению остеоартроза под позицией 1а — как абсолютно доказанное средство. Все же, что лучше применять: монотерапию или комбинацию названных препаратов — во-прос остается открытым. С позиций патофизиологии и биохимии, комбинация не даст явных преимуществ. При применении комбинированных препаратов лишь вдвое повышается стоимость лечения. Собственно, и проведение упомянутого исследования обусловлено появлением на фармрынке большого количества комбинированных препаратов. Фармкомпании борются за рынки сбыта, за покупателя, пытаясь доказать преимущества выпускаемых препаратов. Как человек, который лечил тысячи больных с остеоартрозом, скажу, что прозвучавшее в передаче утверждение о бесполезности всех хондропротекторов — неправда. Препараты с доказанной эффективностью (структум и дона) действуют, входят во все международные рекомендации, и больные говорят о результативности лечения. — А в Беларуси проводились ли какие-либо исследования по изучению эффективности хондропротекторов? — 10 лет назад на базе Республиканского ревматологического центра мы провели исследование по структуму. Оценивали клиническую эффективность, безопасность препарата, анализировали экономическую эффективность. В исследовании участвовали 100 чел. (2 группы — по 50 чел.). На протяжении 6 мес. контрольная группа получала комплексное лечение, кроме структума, вторая — дополнительно структум (по схеме: первые 3 недели по 1500 мг в сутки, затем по 1000 мг). Через год наблюдения у пациентов 2-й группы болевой синдром был менее выражен, снизилась потребность в приеме НПВП, стационарном лечении. Экономия средств при назначении, казалось бы, дорогостоящего препарата структума, учитывая прямые и непрямые затраты на 1 пациента составила 120 у.е. в год. — На основании чего врач должен делать свой выбор при назначении того или иного препарата для лечения остеоартроза? Как долго должно проводиться лечение? — В первую очередь, на принципах доказательной медицины. Конечно, здесь есть проблемы материального порядка: препараты с доказанной эффективностью дороже. Врач при назначении лечения должен учитывать стадию болезни, выраженность патологического процесса, материальные возможности пациента, требования протоколов лечения... Образно говоря, лавировать между Сциллой и Харибдой — помогать больному и не нарушать требований, установленных ведомством. Лично я, если пациент в состоянии покупать лекарственные средства, рекомендую препараты с доказанной эффективностью. Если у него материальные затруднения или он относится к льготникам, претендующим на получение бесплатных медикаментов, буду назначать препараты белорусского производства — хондроитин сульфат и глюкозамин сульфат, по которым, к сожалению, нет клинических исследований, что не позволяет мне как специалисту дать им высокую оценку. Лечение, по возможности, нужно проводить постоянно. Минимум — 2 раза в год по 3–4 месяца.

Медвежовцев: Перспективы применения лефлуномида в ревматологии Несмотря на существенные успехи в разработке стратегии лечения ревматоидного артрита (РА), фармакотерапия этого заболевания продолжает оставаться одним из наиболее сложных разделов медицины [1,2]. Современным стандартом лечения РА является моно (или комбинированная) терапия базисными противовоспалительными препаратами (БПВП) в максимально эффективных и переносимых дозах, начиная с самого раннего периода болезни [3–5]. Хотя этот подход действительно позволил улучшить непосредственный (купирование симптомов) и даже отдаленный (снижение риска инвалидности) прогноз у многих пациентов, результаты лечения РА в реальной клинической практике не столь оптимистичны. Во–первых, во многих случаях БПВП недостаточно эффективно замедляют прогрессирование деструктивного процесса в суставах, во–вторых, часто вызывают побочные реакции, ограничивающие возможность применения этих препаратов в дозах, необходимых для достижения стойкого клинического эффекта [6–8]. Поэтому создание более эффективных и безопасных БПВП для лечения РА, а также близких к нему воспалительных заболеваний суставов, остается важной задачей современной ревматологии и медицины в целом. К числу новых перспективных БПВП , несомненно, относится лефлуномид (Arava, Aventis, Германия) [4]. Этот препарат фактически является единственным «химическим» БПВП, внедренным в ревматологическую практику за последние 25 лет, эффективность и безопасность которого при РА вполне соответствует современным критериям «медицины, основанной на доказательствах». В контролируемых клинических испытаниях (III фаза) лефлуномида при РА было включено самое большой число пациентов (более 2000, среди которых более 1000 получали лефлуномид) среди всех клинических испытаний БПВП, а для оценки эффективности лефлуномида использовались наиболее адекватные и стандартизованные методы. Результаты этих исследований, а также большой опыт применения лефлуномида в клинической практике свидетельствуют, что этот препарат вполне соответствует всем трем современным критериям эффективного БПВП: контролирует клинические проявления и симптомы РА, снижает скорость рентгенологического прогрессирования деструкции суставов и улучшает качество жизни пациентов [9,10]. Поскольку подробная характеристика фармакологических свойств [11], механизмов действия [12–14] и результатов клинических испытаний [15–17] лефлуномида при РА детально рассмотрена в серии недавно опубликованных обзоров, в том числе в нашей публикации [18], мы сконцентрируем внимание на недавно разработанных рекомендациях, касающихся клинического применения лефлуномида, и перспективах его применения в ревматологии. Напомним, что по химической структуре лефлуномид представляет собой низкомолекулярное синтетическое производное изоксазола и является «пролекарством», которое в желудочно–кишечном тракте и плазме быстро превращается в активный метаболит малононитриламид (А77 1726) (рис. 1). А77 1726 связывается белками плазмы более чем на 99%, имеет длительный Т1/2 (15–18 дней), что, как полагают, связано с интенсивной энтеропеченочной рециркуляцией. Большая часть А77 1726 экскретируется с мочой и калом. Лефлуномид обладает несколькими уникальными молекулярными механизмами, которые определяют его мощную противовоспалительную, антидеструктивную и иммуномодулирующую активность и позволяют рассматривать его, как средство патогенетической терапии РА, а возможно и других воспалительных ревматических заболеваний (рис. 2). Основной механизм действия – ингибиция de novo синтеза пиримидиновых нуклеотидов (уридин монофосфата – УМФ) в поздней (G1) фазе клеточного цикла. Напомним, что синтез пиримидиновых оснований наиболее выражен в активированных Т–лимфоцитах, играющих фундаментальную роль в иммунопатогенезе РА [19]. Ингибиция синтеза пиримидиновых нуклеотидов связан с тем, что А77 1726 подавляет активность основного фермента, регулирующего синтез пиримидинов – дигидрооротат дегидрогеназы (ДГОДГ). Обсуждаются дополнительные механизмы действия лефлуномида: влияние на сигнальные молекулы, участвующие в активации лимфоцитов, ингибиция активации факторов транскрипции (например, NF– ? B), регулирующих синтез «провоспалительных» медиаторов и др. Следует особо подчеркнуть, что основной механизм действия другого эффективного БПВП – метотрексата связан с ингибицией активности фермента, регулирующего синтез пуринов – дегидрофолата редуктазы [20]. Эти данные служат теоретическим обоснованием возможности комбинированной терапии лефлуномидом и метотрексатом у пациентов, «не отвечающих» на монотерапию лефлуномидом. Применение лефлуномида при РА Клиническая эффективность и безопасность лефлуномида при РА была детально изучена в процессе трех рандомизированных двойных слепых контролируемых исследований (US301, MN301 и MN302), причем исследования US301 (n=482) и MN301 (n=358) были плацебо–контролируемые [21–26]. Активным «компаратором» в исследованиях US301 и MN302 (n=999) был метотрексат, а в исследовании MN301 – сульфасалазин (0,5–2 г/сут) [15–20] (рис. 3). Полученные результаты были обобщены и дополнены в материалах Международного симпозиума « Practical Management of Rheumatoid Arthritis Patients Treated with Leflunomide », состоявшегося в мае 2003 г. в Париже (Франция) [9,27]. Клиническая эффективность Суммарный анализ результатов контролируемых исследований [9] и их мета–анализ [10], а также материалы длительных открытых контролируемых испытаний [28–31] позволили прийти к следующим основным выводам: • Клиническое улучшение (ACR20%) на фоне монотерапии лефлуномидом развивается очень быстро (в течение первого мес.) и сохраняется в течение длительного времени (рис. 4). • Лефлуномид одинаково эффективен у пациентов с «ранним» (длительность менее 2–х лет) и «поздним» (более 2–х лет) РА (рис. 5). • По эффективности лефлуномид, по крайней мере, не уступает сульфасалазину и метотрексату (рис. 4). • Лефлуномид одинаково эффективен как у пациентов, принимавших (до назначения лефлуномида), так и не принимавших БПВП (рис. 6). • Лечение лефлуномидом приводит к достоверному замедлению прогрессирования рентгенологической деструкции суставов (рис. 7). • Лефлуномид превосходит метотрексат и сульфасалазин по влиянию на качество жизни пациентов с РА. Эффективность и безопасность лефлуномида исследовалась нами у 200 пациентов с достоверным диагнозом РА. Только 25 пациентов прекратили лечение из–за побочных эффектов, у 175 пациентов продолжительность лечения составила не менее 16 недель. На фоне лечения отмечено существенное снижение индекса DAS и положительная динамика качества жизни по опроснику SF–36 [32]. В другом нашем исследовании было показано, что лефлуномид эффективен у подавляющего большинства пациентов (94%), причем наиболее значимая положительная динамика имела место при умеренной активности заболевания и относительно небольшой длительности болезни [33]. Имеются данные об эффективности лефлуномида у пациентов с синдромом Фелти [34] и при болезни Стилла у взрослых [35]. Режим дозирования При сравненииразличных доз лефлуномида (5, 10, и 25 мг в день) установлено, что стабильный уровень в сыворотке А77 1726 достигается примерно через 24 дня и четко зависит от принимаемой дозы препарата. При моделировании связи между стабильной сывороточной концентрацией А77 1726 и вероятностью клинического эффекта оказалось, что концентрация этого метаболита – 13 мг/Л является как бы «терапевтическим порогом» эффективности, который достигается при приеме лефлуномида в дозе 20 мг/сут у большинства пациентов. Дальнейшее увеличение дозы препарата обычно не приводит к нарастанию терапевтического эффекта. Сходные данные были получены в процессе двойного слепого контролируемого исследования (200 пациентов с РА получали лефлуномид 10 мг/сут, а 202 – 20 мг/сут), в котором было показано, что суточная доза лефлуномида 20 мг/сут была более эффективна, чем 10 мг/сут. [31]. Поэтому рекомендуемая поддерживающая доза лефлуномида составляет 20 мг/сут , однако в случае развития побочных эффектов возможно временное снижения дозы до 10 мг/сут. Быстрый клинический эффект при использовании «насыщающей» дозы (100 мг/сут в течение 3–х дней) коррелирует с достижением «терапевтического порога» в течение более короткого времени, чем при назначении лефлуномида в дозе 20 мг/сут. В то же время при использовании этого режима дозирования существенно нарастает риск прерывания лечения из–за развития побочных эффектов и требуется тщательный мониторинг побочных реакций. Кроме того, «насыщающая» доза потенциирует эффект непрямых антикоагулянтов [36]. Поэтому в настоящее время большинство ревматологов предпочитают не использовать «насыщающую» дозу и начинать лечение лефлуномидом с 20 мг/сут (или даже 10 мг/сут) [9], а более медленное нарастание клинического эффекта компенсировать интенсификацией сопутствующей терапии, например, путем кратковременного назначения низких доз глюкокортикоидов. Тем не менее поиск оптимального режима дозирования лефлуномида продолжает оставаться предметом специальных исследований. Например, предварительные результаты все же свидетельствуют о целесообразности увеличения дозы лефлуномида до 40 мг/сут в случае хорошей переносимости, но недостаточной клинической эффективности [37]. Изучается возможность интермитирующего назначения лефлуномида в дозе 100 мг в неделю, напоминающего схему применения метотрексата [38–40], Клинический эффект на фоне лечения лефлуномидом (даже при использовании «насыщающей» дозы) нарастает постепенно и нередко достигает максимума только к 4–6 мес. Отсутствие тенденции к улучшению в течение первых 3–4 мес после начала лечения свидетельствует о неэффективности монотерапии лефлуномидом и является основанием для выбора альтернативного метода терапии, например, комбинированной терапии с метотрексатом или другими БПВП. Побочные эффекты Анализ результатов контролируемых исследований и пострегистрационного применения лефлуномида (более 80 000 пациентов–год) свидетельствует о приемлемом профиле токсичности препарата, что определяет очень хорошее соотношение польза – риск [27]. Частота печеночной недостаточности (14 на 100 000 пациентов–год или 0,02%), а также других тяжелых побочных эффектов (поражение печени, системы кроветворения, поджелудочной железы), а также инфекционных осложнений такая же, как на фоне лечения другими БПВП. Для снижения риска развития отдельных побочных эффектов разработаны рекомендации, которые суммированы в таблице 1. Необходимо детально информировать пациентов о характере побочных эффектов на фоне лечения лефлуномидом. Для снижения риска развития побочных эффектов в процессе лечения лефлуномидом необходимо проводить тщательный лабораторный мониторинг (табл. 2). Комбинированная терапия Как уже отмечалось, комбинированная терапия лефлуномидом и метотрексатом патогенетически хорошо обоснована [20,42]. Это послужило основанием для проведения серии специальных клинических исследований, в подавляющем большинстве из которых лефлуномид назначали пациентам с РА, у которых монотерапия метотрексатом была недостаточно эффективна [41]. По данным многоцентрового двойного слепого контролируемое исследование (n=263), в котором 130 пациентов (группа I) получали лефлуномид и метотрексат, а 133 – метотрексат и плацебо (группа II), через 24 недели клинический эффект (ACR20%) в первой группе (46,2%) был достоверно выше, чем во второй (19,5%) (p<0,001) (рис. 8) [43]. В открытой фазе этого исследования (длительность 24 нед), пациенты группы I продолжили прием метотрексата и лефлуномида, а пациентам группы II вместо плацебо был назначен лефлуномид [44]. У пациентов группы I сохранялось улучшение, достигнутое в течение предыдущих месяцев комбинированной терапии, а у пациентов группы II наблюдалось нарастание эффекта до уровня, сопоставимого с тем, который имел место у пациентов первой группы. Частота побочных эффектов на фоне комбинированной терапии была примерно такая же, как и на фоне монотерапии и постепенно снижалась в течение последующих 6 мес. терапии. Сходные результаты были получены в открытом исследовании [45] (продолжительность 40 нед), в котором оценивалась эффективность комбинированной терапии метотрексатом и лефлуномидом у пациентов с недостаточной эффективностью монотерапии лефлуномидом. В исследование вошло 103 пациента, которым в качестве «первого» БПВП был назначен лефлуномид по стандартной схеме. Через 16 недель пациентам, у которых сохранялась активность заболевания, был назначен метотрексат (7,5–20 мг/сут) в течение последующих 24 нед. К концу 40–й недели эффективность лечения у пациентов, «ответивших» на монотерапию лефлуномидом, и у пациентов, получающих комбинированную терапию лефлуномидом и метотрексатом, была сходной. Данные исследования RELIEF ( Rheumatoid Arthritis Evaluation of Leflunomide : Further Insights into its EFficacy ) свидетельствуют о приемлемой эффективности и безопасности комбинированной терапии лефлуномидом и другим БПВП – сульфасалазином [46]. Необычных побочных эффектов на фоне комбинированной терапии лефлуномидом и сульфасалазином отмечено не было, и в целом переносимость комбинированной и монотерапии (сульфасалазином или лефлуномидом) была сходной. Необходимо подчеркнуть, что хотя достоверного нарастания частоты побочных эффектов у пациентов, получающих комбинированную терапию, не отмечено, на фоне комбинированной терапии все же чаще отмечалось нарушение функции печени, а также увеличение риска цитопении [47]. Очевидно, что пациенты, получающие комбинированную терапию лефлуномидом и метотрексатом, нуждаются в более тщательном мониторинге токсических реакций. Недавно было проведено несколько открытых исследований, касающихся возможностей комбинированной терапии лефлуномидом и химерными моноклональными антителами к ФНО– ? (инфликсимаб) [41]. Предварительный анализ полученных результатов свидетельствует о хорошей эффективности и переносимости комбинированной терапии (сходной с таковой при комбинации инфликсимаба и метотрексата). Поэтому необходимость проведения специальных контролируемых исследований у пациентов с РА с недостаточной эффективностью монотерапии лефлуномидом не вызывает сомнений. Перспективы применения лефлуномида при других ревматических болезнях Псориатический артрит Напомним, что псориатический артрит развивается у 5–30% пациентов с псориазом, который, в свою очередь, поражает 1–3% населения земного шара. Поэтому потенциальное число пациентов с псориатическим артритом может быть примерно таким же, как и РА. Как и при РА, развитие псориатического артрита ассоциируется со снижением качества жизни, тяжелой инвалидностью и снижением продолжительности жизни пациентов. Для лечения псориатического артрита используются те же препараты, что и для лечения РА, причем более чем у трети пациентов терапия недостаточно эффективна [48,49]. Эти данные, а также доказательства важной роли активации Т–лимфоцитов в иммунопатогенезе псориатического артрита послужили основанием для изучения эффективности лефлуномида при этом заболевании [50–53]. Особый интерес представляют данные исследования TOPAS ( Treatment of Psoriatic Arthritis Study) [53], в которое вошли 190 пациентов с активным псориатическим артритом и поражением кожи (не менее 3%), среди которых 98 получали лефлуномид и 92 – плацебо. Продолжительность исследования составила 24 недели. Эффективность лефлуномида согласно модифицированным критериям PsACR у получавших лефлуномид пациентов была достоверно выше, чем у получавших плацебо (p<0,0001) (рис. 9). Кроме того, наблюдалась достоверная положительная динамика в отношении поражения кожи (индекс PASI). Как и ожидалось, на фоне лечения лефлуномидом отмечалось нарастание частоты побочных эффектов (в первую очередь диареи) и увеличение концентрации АСТ, что послужило основанием для прерывания лечения у 3–х пациентов. Однако тяжелого поражения печени отмечено не было. В целом частота побочных эффектов на фоне лечения лефлуномидом у пациентов с псориатическим артритом не отличалась от ранее зарегистрированной при РА. Эти данные свидетельствуют о серьезных преимуществах лефлуномида перед другими БПВП, применяющимися для лечения псориатического артрита, и необходимости скорейшего его внедрения в клиническую практику. Системные васкулиты Недавно было проведено открытое исследование (в рамках фазы II), посвященное оценке эффективности лефлуномида у пациентов с наиболее тяжелой формой системного некротизирующего васкулита – генерализованного гранулематоза Вегенера [54]. В исследование было включено 20 пациентов, среди которых у 4 была достигнута полная, а у 12 – частичная ремиссия после стандартной терапии циклофосфамидом и преднизолоном. Лефлуномид (в сочетании с низкими дозами преднизолона) назначали в дозе 20 мг/сут с последующим увеличением (через 12 нед) до 30 мг/сут (у пациентов с полной ремиссией) или до 40 мг/сут (у пациентов с частичной ремиссией). В течение периода наблюдения (в среднем 2,5 года) у 1 пациента развилось выраженное обострение, потребовавшее назначения циклофосфамида и преднизолона, у 9 пациентов развилось умеренное обострение, которое купировалось путем увеличения дозы лефлуномида до 40 мг/сут. Примечательно, что нарастания частоты побочных эффектов у пациентов гранулематозом Вегенера, получавших высокие дозы лефлуномида, не отмечено. Полагают, что поскольку лефлуномид не накапливается в организме при нарушении функции почек, он может иметь определенные преимущества перед метотрексатом у пациентов с почечной недостаточностью. Кроме того, по сравнению с цитотоксическими препаратами, лефлуномид реже вызывает развитие цитопений. Имеются данные об эффективности лефлуномида в лечении пациентов с резистентным к глюкокортикоидам артериитом Такаясу [55]. Системная красная волчанка (СКВ) Предварительные результаты свидетельствуют об определенной эффективности лефлуномида при СКВ [56]. В исследование было включено 18 пациентов. У 4 пациентов лечение лефлуномидом было приостановлено из–за развития побочных реакций. Среди 14 пациентов, которые закончили исследование, у 10 отмечалось клинические улучшение, причем у 9 – достоверное снижение индекса SLEDAI, СОЭ и уменьшение потребности в глюкокортикоидах. Таким образом, результаты клинических исследований определенно свидетельствуют о том, что лефлуномид является весьма перспективным препаратом для лечения ряда ревматических заболеваний (в первую очередь РА), в основе иммунопатогенеза которых важную роль играет активация Т–лимфоцитов. Лефлуномид может быть важным компонентом комбинированной терапии с другими БПВП и особенно биологическими агентами [57].

Медвежовцев: Опыт лечения ревматоидного артрита препаратом Ремикейд (инфликсимаб) 1590 Имаметдинова Г.Р., Лукина Г.В., Насонов Е.Л., Сигидин Я.А., Чичасова Н.В. Ревматоидный артрит (РА) – хроническое заболевание, облигатным проявлением которого является развитие агрессивного синовита, плохо поддающегося лечению противовоспалительными препаратами, приводящего к разрушению структур суставов, периартикулярных тканей и инвалидизации больных (рис. 1). Внесуставные проявления РА при многолетнем сохранении активности иммунного воспаления могут приводить к жизнеопасным осложнениям, таким как амилоидоз, ранний атеросклероз. В лечении РА в последнее десятилетие достигнуты определенные успехи, что связано в первую очередь с улучшением диагностики заболевания и широким внедрением в клиническую практику концепции раннего назначения базисных противовоспалительных препаратов (БПВП) [1]. Тем не менее продолжительность жизни больных РА остается меньше, чем в популяции на 10–15 лет [2], более половины больных становятся инвалидами уже в первые 5–7 лет болезни [3]. Известно, что подбор адекватной терапии при РА является сложной задачей для врача–ревматолога. Врач должен, назначив БПВП, оценить через 1,5 месяца (для метотрексата, лефлуномида, циклофосфамида) – 3–6 месяцев (для сульфасалазина, препаратов золота, Д–пеницилламина), появляется ли клинико–лабораторный эффект, через 3–6 месяцев оценить его выраженность. Если не удается добиться улучшения по критериям ACR [4] или EULAR [5], врач должен либо корригировать дозу препарата, если это возможно, либо начинать комбинированную терапию, либо менять БПВП (рис. 2). Врачам–ревматологам хорошо известно, что подчас эффективным для конкретного больного может оказаться и 2–й, и 3–й по счету назначенный препарат, то есть на подбор действенной терапии уходят месяцы, а иногда и годы. Сохранение активности ревматоидного воспаления во времени неизбежно приводит к прогрессированию заболевания (табл. 1). Даже при условии подавления активности ревматоидного воспаления на 50% и более в первые 6–12 месяцев лечения у больных продолжают появляться новые эрозии, нарастает деструкция крупных суставов. Применение глюкокортикоидов (ГК) также не решает проблемы лечения РА [6]. Являясь высокоэффективными противовоспалительными препаратами быстрого действия, ГК при длительном применении в виде монотерапии утрачивают свою эффективность, так что через год их эффект становится равен эффекту нестероидных противовоспалительных препаратов (НПВП) [7]. Поэтому ГК, как и НПВП, являются симптоматическим видом терапии и должны применяться только в сочетании с БПВП, что позволяет использовать ГК в пределах относительно безопасного диапазона доз, то есть не более 7,5 мг/сутки преднизолона. Но при использовании ГК и в этих дозах облигатно развиваются осложнения стероидной терапии: кортизонозависимость, остеопороз, кушингоидный синдром и т.п. Таким образом, сложность лечения РА заключается в невозможности предсказать эффективность того или иного базисного средства, а также продолжительность его действия, в длительном периоде, необходимом для оценки клинико–лабораторного эффекта, и еще большем времени для оценки «базисного» эффекта противовоспалительных средств, а именно – подавления прогрессирования деструкции структур сустава и сохранения функции больных. Как правило, выбор препарата определяется уровнем активности воспаления [8], в дальнейшем успех терапии в очень большой степени зависит от контроля эффективности и переносимости лекарства и своевременной коррекции терапии. В последние годы для лечения хронического аутоиммунного воспаления стали применяться биологические агенты, действие которых направлено на селективное связывание провоспалительных медиаторов воспаления, продуцируемых клетками синовиальной оболочки. Одним из наиболее значимых цитокинов в патогенезе РА и других воспалительных заболеваний опорно–двигательного аппарата является фактор некроза опухоли–a (ФНО–a). Повышение его продукции приводит к увеличению продукции других провоспалительных цитокинов (интерлейкин–1, интерлейкин–6 и др.); прохождение этих субстанций через печень приводит к повышению концентрации СРБ, фибриногена и других протеинов, отражающих интенсивность воспалительного процесса, и к снижению уровня альбумина, трансферрина (рис. 3). Молекулярный механизм «провоспалительного» действия ФНО–a определяется связыванием фактора транскрипции NF–kB, что приводит к пролиферации синовиальной ткани, привлечению лейкоцитов в зону воспаления, выбросу агрессивных металлопротеаз, активации остеокластов [9]. Наиболее эффективный способ блокирования ФНО–a – связь его моноклональным антителом. Препарат с таким механизмом действия – инфликсимаб (Ремикейд) с успехом применяется в течение последних лет за рубежом [10,11] и в России [12,13]. Его эффективность показана не только при РА, но и в лечении серонегативных спондилоартропатий (болезни Бехтерева и псориатической артропатии) [14,15], при болезни Крона [16], системных васкулитах [17], ювенильном артрите [18], СКВ и дермато/полимиозите [19,20], а также в лечении вторичного амилоидоза [21]. В настоящем сообщении нам хотелось поделиться собственным опытом лечения больных воспалительными артропатиями инфликсимабом. Большинство больных, которым мы назначали инфликсимаб, были пациенты (37 больных) с тяжелым вариантом РА: высокая активность заболевания (преимущественно III степень), несмотря на упорную попытку подбора базисной терапии, кортизонозависимость (4 больных), наличие тяжелых внесуставных проявлений. Лечение инфликсимабом проводится при РА в сочетании с метотрексатом 10–15 мг/неделю, который должен быть назначен минимум за 1 месяц до начала терапии инфликсимабом. Проводя лечение РА любым противовоспалительным препаратом, следует знать основные побочные эффекты данного лекарственного средства. Эти неблагоприятные эффекты инфликсимаба подробно освещались в отечественной литературе [22,23]. Лечение инфликсимабом противопоказано в период беременности и лактации, а также при подозрении или наличии злокачественных новообразований. Доза инфликсимаба рассчитывается на килограмм веса: минимальная доза – 3 мг/кг, максимальная – 10 мг/кг веса. Введение препарата проводится по следующей стандартной схеме: после первой инфузии следующая инфузия назначается через 2 недели, потом еще через 4 недели и далее каждые 8 недель. Увеличение дозы при недостаточном эффекте может проводиться как увеличением количества самого препарата во время инфузии (3 мг/кг, 5 мг/кг и 10 мг/кг), так и уменьшением интервала между инфузиями (8–6–4 недели). По опыту доза 3 мг/кг веса при стандартной схеме введения инфликсимаба является эффективной у большинства больных РА, даже при максимальной степени активности, а увеличение дозы до 5 мг/кг позволило добиться эффекта у всех наших больных. Уменьшение интервалов введения при использовании разовой дозы инфликсимаба 10 мг/кг не приводит к увеличению эффективности, что было показано и в зарубежных исследованиях (рис. 4) [11]. Лечение следует начинать с минимальной дозы инфликсимаба по стандартной схеме. Продолжительность лечения большинства наших больных РА (25 человек) составляла 1 год (52 недели). У 10 больных лечение инфликсимабом проводилось 16–24 недели, и отмена препарата сопровождалась нарастанием активности только в 1 случае. Эффект инфликсимаба проявляется через 2–3 дня: исчезает утренняя скованность (что подтверждает теоретическое обоснование влияния инфликсимаба непосредственно на синовиальное воспаление, поскольку скованность суставов является клиническим эквивалентом синовита), начинают уменьшаться суставные боли и припухлость суставных областей (рис. 5). Далее клинический эффект нарастает и достигает максимума у большинства больных к 3–4 инфузии, сохраняясь в течение всего периода введения препарата. У ряда больных через 7–8 месяцев лечения инфликсимабом отмечалось некоторое нарастание поражения суставов по сравнению с максимальным эффектом, что требует решения вопроса об увеличении дозы препарата. У всех больных РА отмечалась довольно быстрая регрессия внесуставных проявлений: уменьшение в размерах после 1–2 инфузии ревматоидных узелков и их исчезновение после 3–4 инфузии, купирование лихорадки после 1–й инфузии, уменьшение проявлений лимфаденопатии, периферической нейропатии, дигитальных артериитов после 1–2 и их исчезновение после 3–5 инфузии, купирование анемии (до 76 г/л к началу лечения инфликсимабом) после 2–3 инфузии. Начиная со времени 4–5 инфузии у больных начинала увеличиваться масса тела. Динамика лабораторных параметров, отражающих уровень воспаления, несколько отличалась от динамики клинических проявлений. Как видно из рисунка 6, снижение средней концентрации СРБ и СОЭ до нормальных показателей отмечалось уже через 2 недели от начала лечения инфликсимабом, однако после 5–7 инфузии (22–38 недель лечения) примерно у половины больных отмечалось нарастание концентрации СРБ выше 2 мг% и СОЭ в среднем до 35–40 мм/час. В этот период времени лечения инфликсимабом представляется особенно актуальным оценить клинико–лабораторный эффект терапии и решить вопрос, надо ли увеличивать дозу препарата (5 мг/кг веса 1 раз в 8 недель или 3 мг/кг веса 1 раз в 6–4 недели). Следует отметить, что несмотря на нарастание лабораторных маркеров воспаления и некоторую активацию поражения суставов, состояние больных было разительно лучше, чем до лечения инфликсимабом, что проявлялось прежде всего в увеличении их функциональных возможностей. Так, все больные, которые до лечения инфликсимабом с трудом передвигались по комнате с посторонней помощью (8 человек) или были прикованы к постели (2 человека), после первых 2–х инфузий инфликсимаба стали самостоятельно прибывать на очередное введение препарата. Первые 2 инфузии проводились стационарно только в случае невозможности больных передвигаться, в остальных случаях введение Ремикейда проводилось амбулаторно. Техника введения препарата инфликсимаб подробно изложена в буклете фармацевтической компании Schering–Plough (США). У 5 больных удалось полностью отменить ГК на фоне лечения инфликсимабом и еще у 3 – уменьшить их суточную дозу, примерно у половины больных резко уменьшилась потребность в НПВП (вплоть до длительных перерывов в их приеме). У 9 больных (25%) с тяжелым рефрактерным к активной базисной терапии вариантом РА лечение инфликсимабом позволило добиться клинико–лабораторной ремиссии заболевания. Количественная оценка выраженности деструкции по методу Larsen [24] показала отсутствие прогрессирования разрушения суставов кистей и стоп как в нашем исследовании (рис. 7), так и в зарубежном исследовании ATTRACT (рис. 8). После отмены инфликсимаба достигнутый эффект сохраняется у многих больных в течение месяцев и даже лет, то есть клиницисты–ревматологи, наконец, получили препарат, способный модифицировать течение РА. Из наших 25 больных РА, которые лечились инфликсимабом в течение 1 года, у 4 больных после отмены препарата отмечалась постепенная активация заболевания. Но при этом следует отметить весьма любопытный факт: даже при нарастании концентрации СРБ или СОЭ до высоких значений (5–6 мг% или 50–55 мм/час соответственно) ни один больной не вернулся к исходно тяжелому функциональному состоянию. И, кроме того, в течение еще 12–18 месяцев после окончания курса лечения инфликсимабом у наших больных, несмотря на активацию РА, не отмечалось появления новых эрозий в кистях и стопах. Переносимость инфликсимаба у наших больных в большинстве случаев была удовлетворительной. Из 25 больных, пролеченных инфликсимабом в течение 12 месяцев, у 13 пациентов отмечались кратковременные реакции во время проведения инфузии (подъем АД, тахикардия, подъем Т° тела до 38,4°), что потребовало прекращения инфузии только в одном случае при развитии температурной реакции и в одном случае при развитии коллапса. У одной больной во время 4–й инфузии развился отек Квинке, в анамнезе у этой больной сезонные аллергические реакции в виде ринита, что не было учтено лечащим врачом, хотя очередная инфузия проводилась в апреле. Из инфекционных осложнений были ОРЗ, бронхит, острая пневмония (2 случая). В одном случае у больной появился панариций пальца стопы (после педикюра, проводимого самой больной с 8–летним стажем активного РА). Больная не сообщила о развитии инфекции лечащему врачу, через несколько дней появилась субфебрильная, а затем и фебрильная лихорадка (до 38,5–39°), что было расценено больной как грипп, и только при появлении резких болей в левом коленном суставе больная обратилась к врачам. Больная была срочно госпитализирована, при обследовании выявлен гнойный артрит, купированный массивной антибактериальной терапией в условиях отделения гнойной хирургии. От момента развития панариция до появления симптомов гнойного артрита прошло 9 дней, при условии своевременного оповещения врача и начала антибактериальной терапии, возможно, развития гнойного артрита можно было бы избежать. На фоне лечения инфликсимабом следует внимательно относиться и к биохимическим параметрам, отражающим функциональное состояние печени, так как, помимо возможной непереносимости метотрексата, не исключено развитие вирусного гепатита, течение которого может усугубиться при введении инфликсимаба в «дожелтушную» стадию гепатита. В целом лечение инфликсимабом при постоянном контакте больного с врачом не является более опасным, чем лечение любым другим БПВП. Побочные инфузионные реакции, как правило, не тяжелые, инфекционные заболевания при своевременном перерыве в лечении инфликсимабом не носят в большинстве случаев затяжного характера. Среди наших больных с серонегативными спондилоартропатиями (болезнь Бехтерева и псориатическая артропатия – 5 человек) очень хороший эффект терапии развивался во всех случаях после 1–й инфузии дозы 3 мг/кг (3 больных) и 5 мг/кг (2 больных); длительность лечения составила от 3 до 6 инфузий с развитием клинико–лабораторной ремиссии во всех случаях, при этом переносимость инфликсимаба была отличной. С практической точки зрения следует помнить: 1. Вследствие того, что «традиционные» базисные противовоспалительные лекарственные средства во многих случаях не способны достаточно эффективно контролировать прогрессирование суставной деструкции при РА или вызывают токсические реакции, приводящие к прерыванию лечения, необходимо использовать новые подходы к “патогенетической” терапии воспалительных ревматических заболеваний. 2. Самое крупное достижение в фармакотерпии воспалительных ревматических заболеваний связано с разработкой группы препаратов, объединяющихся общим термином – «биологические» агенты или биологические модификаторы иммунного ответа («biologics»). Самый обширный и длительный клинический опыт накоплен в отношении препарата инфликсимаб (Ремикейд) – химерных моноклональных антител к ФНО-a. Согласно международным рекомендациям инфликсимаб необходимо применять в первую очередь у пациентов с РА, «резистентных» к «стандартным» базисным противовоспалительным препаратам: • отсутствие эффекта («неприемлемая активность болезни») на лечение метотрексатом, назначаемом в максимально эффективной и переносимой дозе (до 20 мг/нед. в течение 3 мес.), • неэффективность других базисных противовоспалительных препаратов (при наличии противопоказаний для назначения метотрексата). Успешная терапия инфликсимабом определяется как: • снижение на 20% числа припухших суставов, • снижение на 20% лабораторных показателей (СОЭ, СРБ). Кроме того, при наличии противопоказаний к назначению «стандартных» базисных противовоспалительных препаратов инфликсимаб можно использовать в качестве «первого» базисного лекарственного средства. 3. Инфликсимаб является белковым веществом – следует выяснить у пациента, не было ли у него в анамнезе реакций на белковые препараты; у пациентов с аллергологическим анамнезом необходимо особенно внимательно следить за переносимостью инфликсимаба после 3–4 инфузии, учесть, не совпадает ли введение инфликсимаба с сезонным обострением аллергических реакций, при необходимости провести премедикацию антигистаминными средствами. 4. Наиболее частыми неблагоприятными реакциями инфликсимаба являются инфекционные осложнения (в том числе возможность развития или активации туберкулезной инфекции) – до начала терапии инфликсимабом следует провести рентгенологическое исследование органов грудной клетки, пробу Манту, исключить наличие инфекции кожи и ее придатков, миндалин, мочевыводящих путей, кишечника; на фоне лечения пациент должен немедленно сообщать лечащему врачу о развитии любых инфекционных состояний (ОРЗ, фурункул, панариций и т.п.). 5. Применение инфликсимаба способно усугубить течение застойной сердечной недостаточности (ЗСН), поэтому назначение его противопоказано лицам, имеющим III–IV степень ЗСН; в процессе проведения инфузии инфликсимабом каждые полчаса оценивают уровень АД, ЧСС и температуру тела. 6. Перед каждой инфузией инфликсимаба целесообразно проводить исследование периферической крови (Нв, лейкоциты и формула, тромбоциты) и биохимических параметров (AST, ALT, билирубин, щелочная фосфатаза, g–глутамилтранспептидаза), анализ мочи для исключения мочевой инфекции. Надеемся, что происшедшее включение инфликсимаба в перечень жизненноважных и льготных препаратов позволит более активно проводить успешное лечение пациентов с рефрактерными к терапии БПВП вариантами РА и других воспалительных заболеваний суставов. Более широкое применение этого препарата позволит оценить индивидуальные сроки продолжительности лечения, оценить «выживаемость» эффекта терапии после отмены инфликсимаба на фоне развившегося эффекта и определить возможную оптимальную частоту инфузий при терапии инфликсимабом.

Медвежовцев: Генная инженерия поможет победить ревматоидный артрит Обновлено: 12.10 16:58 12 октября, по инициативе Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) отмечается Всемирный день борьбы с артритом. В его преддверии ведущие российские специалисты, в числе которых основоположник отечественной ревматологии академик РАМН Валентина Александровна Насонова, рассказали представителям СМИ об опасностях наиболее коварного из всех ревматических заболеваниях – ревматоидного артрита. По неофициальным данным этим заболеванием в России страдает более 1 миллиона человек - практически каждый сотый житель страны. Рост распространенности ревматических болезней сегодня происходит во всех странах мира. Только ревматоидным артритом страдает более 20 миллионов жителей планеты. Это наиболее опасное заболевание, неизбежно приводящее к инвалидности. Наиболее часто ревматоидный артрит поражает работоспособных людей в возрасте от 30 до 50 лет. Женщины же страдают этим заболеванием в 5 раз чаще мужчин. Через пять лет от начала заболевания половина пациентов становится инвалидами и утрачивает работоспособность. Официальная российская статистика заболеваемости значительно разнится с данными неофициальными: больных ревматоидным артритом насчитывается немногим более 300 тысяч. Такое расхождение связано с тем, что зачастую врачи (как правило, специалисты общей практики, к которым на первичный прием приходит такой пациент) не могут поставить правильный диагноз из-за большого количества «масок», которые может принимать ревматоидный артрит в начале своего развития. Коварство болезни заключается еще и в том, что очень часто поражаются не только суставы, но и внутренние органы. И как следствие этого, возникает проблема «скрытой смертности», когда многие больные умирают, например, от сердечного недостаточности, на самом деле вызванной ревматоидным поражением сердца. Многие годы это заболевание считалось тяжело поддающимся лечению – до 30 процентов больных не получали положительного результата от традиционной терапии. Валентина Насонова, академик РАМН, профессор, Почетный Президент Ассоциации Ревматологов России: «Российская ревматология – достаточно молодая наука. Но за последние 40 лет, которые я ей занимаюсь, произошли значительные положительные изменения. За эти годы в стране налажена ревматологическая служба, регулярно проводятся курсы повышения квалификации врачей, ревматология успешно развивается в России и как наука и как практическая дисциплина. Значительным является тот факт, что научные достижения, которые появляются в мировой медицине, теперь мы можем оперативно внедрять в российскую практику. Я могу с уверенностью сказать, что теперь мы можем бороться даже с самыми сложными ревматическими заболеваниями, причем бороться очень эффективно». Несколько лет назад появились принципиально новые методики: врачи стали применять так называемые «биологические агенты» - инновационные препараты, точечно воздействующие на факторы развития воспалительного процесса в суставах. А в прошлом году в ревматологию благодаря усилиям компании Рош пришли моноклональные антитела, которые подтвердили свою эффективность в других не менее серьезных областях медицины, в частности, в онкогематологии. Но, к сожалению, доступность таких медикаментов из-за сокращения финансирования по программе ДЛО значительно снизилась. Более 20% пациентов (как правило, с тяжелыми, быстро прогрессирующими формами заболевания) нуждаются в применении самой современной лекарственной терапии. Между тем, такую терапию получает лишь 1% от числа официально зарегистрированных больных. Евгений Насонов, академик РАМН, профессор, директор ГУ Институт Ревматологии РАМН, Президент Ассоциации Ревматологов России: «Отечественные ревматологи сегодня активно используют так называемые биопрепараты, ставшие оптимальным оружием в лечении ревматоидного артрита. Это стало прорывом в мировой медицине, не меньшим по значимости, чем открытие антибиотиков. Такие антитела, как ритуксимаб, позволяют внушительно приостановить развитие болезни, поддерживать качество жизни пациентов на высоком уровне даже у тех пациентов, которым ранее ничего не помогало. Теперь самое главное, чтобы государство обратило внимание на проблему заболевания и обеспечило наших больных такими современными препаратами. Ведь высокий уровень инвалидизации при ревматоидном артрите оборачивается серьезной экономической нагрузкой на общество. Расходы системы здравоохранения на этих больных в 3 раза выше средних».

Медвежовцев: ''Остеопорозу – нет!'' «Оставляя маленького ребенка на своих старших родственников, позаботьтесь об их здоровье!», – с таким призывом обратились врачи социальной программы «Остеопорозу – нет!» и звезды российского шоу-бизнеса ко всем молодым родителям страны. Они сделали это через ведущих журналистов, которых собрали в Музее современного искусства на пресс-вечере «Мама-day». Этот призыв в последние годы особенно актуален: современные мамы сводят свой декретный отпуск к минимуму и выходят на работу, оставляя своих детей на мам, бабушек, нянь. Но молодые мамы не учитывают одного – перекладывая заботу о ребенке на плечи пожилого человека, необходимо позаботиться о его здоровье. Крепость костей особенно актуальна, так как уход за маленьким ребенком: кормление, купание, поход к врачу, в ясли – сопряжен с постоянным поднятием тяжестей. Именно эти действия для человека в возрасте могут спровоцировать перелом. К 50 годам минеральная плотность костной ткани значительно снижается, и чем старше человек, тем выше риск получить перелом при незначительной травме или неправильно рассчитанной нагрузке. Поэтому, принимая решение оставить малыша на старшее поколение, молодые родители должны предварительно отправить их на денситометрию – рентгенологическое обследование, которое позволяет определить плотность костной ткани и предсказать риск возникновения переломов. Если поставлен диагноз «остеопороз» (к 50 годам это заболевание есть у каждой третьей женщины и каждого восьмого мужчины, и многие об этом даже не подозревают!), значит, необходимо тщательно продумать, как такому человеку обращаться с малышом, и незамедлительно начать лечение остеопороза. Наталья Владимировна Торопцова, доктор медицинских наук, ведущий научный сотрудник Центра остеопороза Министерства здравоохранения и социального развития РФ, эксперт социальной программы «Остеопорозу – нет!»: «Если у человека остеопороз даже в начальной стадии, ему нельзя носить на руках даже грудного малыша. Это чревато переломом! При диагнозе «остеопороз» больному нельзя поднимать больше четырех килограммов! И то в две руки – то есть в каждой по два килограмма. Кроме того, строго противопоказаны наклоны вперед, а тем более с поднятием тяжестей. Ребенка можно брать на руки только сидя, к себе на колени. Если необходимо что-то подать малышу, ни в коем случае нельзя наклоняться – нужно присесть. Прыжки, подбрасывание ребенка вверх с рук тоже исключены – при остеопорозе любое сотрясение может вызвать деформацию позвонков. Все это должны знать молодые мамы и те, на кого они оставляют своего малыша. И первое, что надлежит сделать, принимая решение переложить заботы о ребенке на пожилого человека, – убедить его пройти денситометрию. Если поставлен диагноз «остеопороз», нужно срочно лечиться: принимать соответствующие препараты, лучше всего бисфосфонаты. Среди них есть даже такие, которые нужно пить не ежедневно, а всего раз в месяц – по одной таблетке. Необходимо пройти длительный курс лечения, не прерывая приема лекарств. Иначе перелом не заставит себя ждать, и тогда к заботам о ребенке могут прибавиться тяготы по уходу за лежачим больным». Анна Большова, актриса: «Обязательно нужно заниматься и профилактикой остеопороза и, если он обнаружен, лечением! Об этом заболевании я узнала недавно и была шокирована серьезностью его последствий. Теперь я буду и сама бережнее относиться к здоровью, и агитировать своих коллег обследоваться на наличие остеопороза. А для профилактики заболевания рекомендую салат «Остеопорозу – нет!», рецепт которого придумала сама: листья салата, сыр кубиками, сельдерей, кунжутные семечки и немного кунжутного масла. Сыр, кунжут и сельдерей очень богаты кальцием, и такой салат содержит его дневную норму. А для профилактики остеопороза обязательно нужно есть продукты, насыщенные этим микроэлементом!». Александр Рапопорт, актер, радиоведущий, врач-психотерапевт: «Раньше молодые мамы оставались с ребенком столько, сколько было положено по закону. От этого выигрывали все: и ребенок, и мама, и родители, на которых не взваливали заботу о ребенке – а это ведь большая физическая нагрузка. Сейчас же женщине модно быть в струе бизнеса, карьеры. И, поручая ребенка своим родителям, молодые мамы как-то не думают об их здоровье. А это, между прочим, чревато. Например, моя бабушка, которая достаточно много занималась мной, когда я был маленьким, однажды, неся меня на руках, упала. И сломала шейку бедра. Да-да, у нее был остеопороз. До сих пор во мне живо чувство вины за тот случай. Так давайте заботиться о своих близких! Давайте проявлять свою любовь! А как это сделать, чтобы предотвратить остеопороз и не допустить страшных последствий, нас учит программа «Остеопорозу – нет!», к врачам которой я очень рекомендую обращаться за консультацией!».

Медвежовцев: Сладкая газировка увеличивает риск подагры Обновлено: 01.02 16:54 Повышенное потребление сладких газированных напитков связано со значительным увеличением риска подагры у мужчин. К таким выводам пришли авторы масштабного многолетнего исследования, охватившего более 46 тысяч участников. По мнению ученых, развитию подагры способствует содержащаяся в сладкой газировке фруктоза. Подагрический артрит, или подагра – воспалительное заболевание суставов, вызванное отложением в них солей мочевой кислоты. Чаще всего подагра поражает пальцы ног нижних конечностей. MEDЭнциклопедия В развитии подагры определенную роль играет наследственность. Предрасполагающие факторы: избыточное питание, однообразная мясная пища, употребление алкогольных напитков (особенно пива и виноградных вин), малоподвижный образ жизни. Нередко болезнь развивается на фоне почечной недостаточности и болезней крови. В прошлом подагру часто называли болезнью аристократов, однако в настоящее время она становится все более распространенной среди самых широких слоев населения. Так, в течение последних нескольких десятилетий заболеваемость подагрой в США увеличилась более чем в два раза. Рост заболеваемости совпал по времени с резким увеличением потребления газированных прохладительных напитков, и, как свидетельствуют результаты нового исследования, эта связь не является случайной. В распоряжении ученых были данные 46 тысячах американских мужчин (врачей, ветеринаров, санитаров и фармацевтов), ранее не страдавших подагрой. В течение 12 лет участники исследования регулярно сообщали об особенностях своего образа жизни, диетических предпочтениях, потреблении алкогольных напитков и т.д. За время наблюдения приступы подагры были зафиксированы у 755 человек. Как показал анализ полученных данных, риск развития подагры был напрямую связан с частотой потребления сладких газированных напитков вне зависимости от массы тела, потребления алкоголя, возраста или особенностей диеты. Так, случаи подагры среди мужчин, выпивавших не менее двух банок газированной воды в день, фиксировались на 85% чаще по сравнению с теми, кто пил газировку не чаще одного раза в месяц. Для тех, кто ежедневно выпивал не менее одной порции газировки, дополнительный риск подагры составлял 45%. Авторы работы, опубликованной в British Medical Journal, связывают выявленную закономерность с повышенным потреблением фруктозы, которая чаще всего используется в газировке в качестве подсластителя. Известно, что введение этого углевода в организм приводит к увеличению уровней мочевой кислоты в плазме крови. О верности такого предположения свидетельствует и связь между риском подагры и потреблением богатых фруктозой фруктов и соков, также выявленная в ходе исследования.

Медвежовцев: БАЗИЛИКСИМАБ Латинское название : BASILIXIMAB Фармакологическое действие : Иммунодепрессивное средство, представляет собой химерное моноклональное антитело мыши/человека. Специфически связывается и блокирует альфа-цепочку рецептора интерлейкина-2 (ИЛ-2R[a]), который известен как антиген CD25 на поверхности активированных Т-лимфоцитов. Действуя как антагонист рецептора (ИЛ-2R[a]), базиликсимаб конкурентно ингибирует активацию лимфоцитов, опосредованную интерлейкином 2 и являющуюся основным путем формирования клеточного иммунного ответа, который играет важнейшую роль в процессах отторжения. Таким образом, циркулируя в крови, базиликсимаб нарушает иммунный ответ на воздействие чужеродного антигена. Показания : Профилактика острой реакции отторжения в период проведения операции трансплантации почки (в составе комбинированной иммунодепрессивной терапии, включающей циклоспорин и кортикостероиды). Противопоказания : Повышенная чувствительность к базиликсимабу. Побочное действие : Часто - запор, тошнота, диарея, боли в животе, рвота, диспептические явления, кандидоз, гиперкалиемия, гипокалиемия, гипергликемия, гиперурикемия, гипофосфатемия, гипокальциемия, увеличение массы тела, гиперхолестеринемия, ацидоз, головная боль, тремор, головокружение, дизурия, повышение остаточного азота, периферические отеки, отечность, лихорадка, вирусные инфекции, отеки нижних конечностей, астения, диспноэ, ОРЗ, кашель, риниты, фарингиты, осложнение процесса заживления хирургических ран, акне, бессонница, боли в нижних конечностях, боли в спине, анемия. Возможны повышение травматизма, боли в грудной клетке, отек лица, слабость, частое развитие инфекций, общее недомогание, отеки, сепсис, озноб, стенокардия, сердечная недостаточность, сердечные шумы, гипертонические кризы, артериальная гипотензия, повышение уровня ГКС, увеличение живота, гастроэнтерит, кровотечения из ЖКТ, гиперплазия десен, мелена, эзофагит, язвенный стоматит, аритмия, желудочковая фибрилляция, дегидратация, сахарный диабет, задержка жидкости, гипогликемия, гипопротеинемия, артропатия, костные переломы, мышечные судороги, грыжа, миалгия, гематомы, геморрагии, тромбоцитопения, тромбоз, ажитация, тревога, депрессия, полицитемия, репродуктивные нарушения; у мужчин - импотенция, отек половых органов; бронхит, бронхоспазм, пневмония, отек легких, синуситы, кожные инфекции, вызванные вирусами герпеса, гипертрихоз, зуд, сыпь, язвенные поражения кожи, альбуминурия, гематурия, олигурия, нарушения функции почек, некроз почечных канальцев, заболевания уретры, задержка мочи, сосудистые нарушения, катаракта, конъюнктивиты, нарушения зрения. Особые указания : В настоящее время не применялось повторное введение базиликсимаба после начального курса терапии, поэтому степень риска такого введения неизвестна. Адекватных и хорошо контролируемых исследований безопасности применения базиликсимаба при беременности не проводилось. Неизвестно, выделяется ли базиликсимаб с грудным молоком. При необходимости применения в период лактации следует решить вопрос о прекращении грудного вскармливания. Лекарственное взаимодействие базиликсимаба не изучено. Не отмечено увеличения побочных реакций при одновременном применении базиликсимаба с азатиоприном, кортикостероидами, циклоспорином, микофенолат мофетилом, муромонабом-CD3. Способ применения и дозы : Взрослым - 2 дозы по 20 мг каждая. Первая доза дается за 2 ч до проведения трансплантации, вторая доза – на 4 день после трансплантации. Детям и подросткам от 2 до 15 лет рекомендуется применять 2 дозы по 12 мг/м2 каждая, максимальная доза 20 мг/м2. Первую дозу следует давать за 2 ч до операции, вторую дозу – на 4 день после операции.

Медвежовцев: Даклизумаб Даклизумаб - описание, противопоказания, применение Латинское название: Daclizumab Фармакологические группы: Действующее вещество (МНН) Даклизумаб* (Daclizumab*) Применение: Профилактика острого отторжения аллотрансплантата почки (в составе комбинированной иммуносупрессивной терапии вместе с циклоспорином и кортикостероидами). Противопоказания: Гиперчувствительность. Ограничения к применению: Пожилой возраст (безопасность и эффективность применения у людей старше 65 лет не определены ввиду ограниченного числа пересадок, выполняемых пациентам этой возрастной группы). Применение при беременности и кормлении грудью: Возможно, если ожидаемый эффект терапии превышает потенциальный риск для плода. На время лечения следует прекратить грудное вскармливание. Побочные действия: Со стороны нервной системы и органов чувств: ≥5% - головная боль, головокружение, бессонница, тремор; 2-5% - покалывание и судороги в ногах, депрессия, тревога, нарушение зрения. Со стороны сердечно-сосудистой системы и крови (кроветворение, гемостаз): ≥5% - артериальная гипертензия или гипотензия, тахикардия, кровотечение или тромбоз. Со стороны респираторной системы: ≥5% - кашель, одышка, отек легких; 2-5% - ателектаз, застойные явления и плевральный выпот, хрипы, фарингит, ринит, гипоксия. Со стороны органов ЖКТ: ≥5% - тошнота, рвота, запор или диарея, диспепсия, боль в животе, боль в эпигастрии; 2-5% - метеоризм, гастрит, геморрой. Со стороны мочеполовой системы: ≥5% - дизурия, олигурия, отеки, некроз канальцев почек, лимфоцеле; 2-5% - поражение почек, гидронефроз, почечная недостаточность, задержка жидкости, обезвоживание, гематурия, задержка мочи. Со стороны опорно-двигательного аппарата: ≥5% - боль в костях и мышцах, боль в пояснице; 2-5% - боль в суставах. Со стороны кожных покровов: ≥5% - ухудшение регенерации кожи, акне; 2-5% - зуд, гирсутизм, сыпь, потливость, реакции в месте введения. Прочие: ≥5% - боль в грудной клетке, лихорадка, слабость; 2-5%: гипергликемия, озноб, анафилактоидные реакции. Взаимодействие: Фармацевтически несовместим с другими растворами. Не было зарегистрировано взаимодействия с иммуноглобулином антилимфоцитарным, циклоспорином, кортикостероидами, мофетила микофенолатом, азатиоприном, ганцикловиром, ацикловиром и др. Передозировка: Признаков передозировки не выявлено. Способ применения и дозы: В/в, медленно (в течение 15 мин), в периферическую или центральную вену. Рекомендуемая доза - 1 мг/кг массы тела (предварительно концентрат разводят 0,9% раствором хлорида натрия). Первое введение - за 24 ч до трансплантации, вторую и последующие дозы (всего - 5 доз) вводят с интервалами 14 дней. Время введения последующих доз не должно отличаться от запланированного более чем на один день в обе стороны. Меры предосторожности: Женщинам детородного возраста необходимо использовать адекватные меры контрацепции в период лечения и в течение 4 мес после его окончания. Особые указания: Применяется только под наблюдением квалифицированного медицинского персонала. Торговые названия препаратов с действующим веществом Даклизумаб* (Daclizumab*) Зенапакс (Zenapax)

Медвежовцев: 23 ноября 2005 г. Цертолизумаб пегол, моноклональное антитело к фактору некроза опухоли (TNF), хорошо переносится и может быть эффективным в лечении активной стадии болезни Крона, сообщают авторы недавно опубликованной статьи, основанной на результатах проведенного в Германии исследования II фазы. В исследовании принимал участие 291 пациент с болезнью Крона, которым в течение 2 недель проводилось лечение цертолизумабом. На основании полученных результатов авторы делают вывод, что введение препарата в дозе 400 мг 4 раза в неделю эффективно у пациентов с умеренной и тяжелой степенью течения болезни Крона.

Медвежовцев: adalimumab Форма выпуска, состав и упаковка Раствор для п/к введения опалесцирующий, слегка окрашенный. 1 шприц адалимумаб 40 мг Вспомогательные вещества: маннитол, лимонной кислоты моногидрат, натрия цитрат, динатрия гидрофосфата дигидрат, натрия дигидрофосфата дигидрат, натрия хлорид, полисорбат 80, вода д/и, натрия гидроксид. 0.8 мл - шприцы однодозовые стеклянные (1) в комплекте с салфетками спиртовыми (1) - упаковки ячейковые контурные (1) - пачки картонные. 0.8 мл - шприцы однодозовые стеклянные (1) в комплекте с салфетками спиртовыми (1) - упаковки ячейковые контурные (2) - пачки картонные. Клинико-фармакологическая группа: Селективный иммунодепрессант. Моноклональные антитела к ФНО Регистрационные №№: • р-р д/п/к введения 40 мг/0.8 мл: шприцы 1 или 2 шт. - ЛС-002422, 29.12.06 ________________________________________ ________________________________________ ________________________________________ Фармакологическое действие Селективный иммунодепрессант. Представляет собой рекомбинантное моноклональное антитело, пептидная последовательность которого идентична lgG1 человека. Адалимумаб селективно связывается с фактором некроза опухоли (ФНО) и нейтрализует его биологические функции за счет блокады взаимодействия с поверхностными клеточными р55 и р75 рецепторами к ФНО. ФНО - это естественный цитокин, который принимает участие в регуляции нормального воспалительного и иммунного ответа. Повышенные уровни ФНО обнаруживают в синовиальной жидкости у больных ревматоидным артритом, псориатическим артритом и анкилозирующим спондилитом. ФНО играет важную роль в развитии патологического воспаления и разрушения суставной ткани, характерных для этих заболеваний. Адалимумаб модулирует также биологические ответные реакции, которые индуцируются или регулируются ФНО, включая изменения уровней молекул адгезии, вызывающих миграцию лейкоцитов. У больных ревматоидным артритом Хумира вызывает быстрое снижение уровней острофазных показателей воспаления (С-реактивного белка и СОЭ) и сывороточных уровней цитокинов (ИЛ-6). Кроме того, отмечается снижение сывороточной активности матриксных металлопротеиназ (ММР-1 и ММР-3), вызывающих ремоделирование тканей, которое лежит в основе разрушения хряща. Фармакокинетика Всасывание Адалимумаб всасывается и распределяется медленно и достигает Cmax примерно через 5 дней. Абсолютная биодоступность препарата при однократном п/к введении 40 мг адалимумаба составляет 64%. Распределение Css адалимумаба при п/к применении в дозе 40 мг 1 раз в 2 недели у больных ревматоидным артритом в конце интервала дозирования составляет около 5 мкг/мл (без одновременного приема метотрексата) и 8-9 мкг/мл (на фоне одновременного применения метотрексата). При увеличении дозы адалимумаба в интервале 20, 40 и 80 мг 1 раз в 2 недели и 1 раз в неделю п/к отмечено почти линейное увеличение сывороточных концентраций адалимумаба в конце интервала дозирования. Vd при однократном в/в введении составляет от 4.7 до 6.0 л, что указывает на практически одинаковое распределение адалимумаба в крови и внесосудистых жидкостях. Концентрация адалимумаба в синовиальной жидкости больных ревматоидным артритом составляет от 31 до 96% от сывороточной. Выведение Адалимумаб выводится медленно, клиренс обычно не превышает 12 мл/ч. T1/2 составляет, в среднем, 2 недели и варьирует от 10 до 20 дней. Клиренс и T1/2 существенно не меняются при введении препарата в дозе 0.25-10 мг/кг, а T1/2 сходен при в/в и п/к введении препарата. При длительном применении (более 2 лет) клиренс адалимумаба не изменяется. Фармакокинетика в особых клинических случаях Отмечена тенденция к возрастанию клиренса адалимумаба в зависимости от массы тела и наличия антител к адалимумабу. Возраст оказывает минимальное влияние на клиренс адалимумаба. У детей фармакокинетика адалимумаба не изучалась. Различий показателей фармакокинетики (с поправкой на массу тела) у пациентов разного пола и расовой принадлежности не выявлено. Сведений о фармакокинетике адалимумаба у больных с нарушением функции печени или почек нет. Показания — среднетяжелый и тяжелый активный ревматоидный артрит (в режиме монотерапии или в комбинации с метотрексатом или другими базисными противовоспалительными препаратами); — активный псориатический артрит (в режиме монотерапии или в комбинации с метотрексатом или другими базисными противовоспалительными препаратами); — активный анкилозирующий спондилит. Режим дозирования Взрослым при ревматоидном артрите, псориатическом артрите и анкилозирующем спондилите Хумиру назначают п/к в дозе 40 мг 1 раз в 2 недели. При назначении Хумиры терапия ГКС, НПВС, анальгетиками, салицилатами, метотрексатом и другими базисными препаратами может быть продолжена. У некоторых больных, не получающих метотрексат, может быть достигнут дополнительный эффект при увеличении кратности применения Хумиры до 40 мг 1 раз в неделю. Правила подготовки и проведения инъекции препарата Хумира должна применяться под контролем врача. Если врач считает это возможным, то после соответствующего обучения технике п/к инъекций больные могут самостоятельно вводить себе препарат. Хумиру вводят под кожу бедра или живота. Перед введением следует осмотреть раствор на предмет наличия посторонних частиц и изменения цвета. Адалимумаб не следует смешивать в одном шприце или флаконе с любыми другими лекарственными препаратами. Остатки раствора и использованные материалы следует уничтожить. Перед проведением инъекции Хумиры следует достать из упаковки и положить на чистую поверхность один шприц с Хумирой и одну пропитанную спиртом салфетку. Убедиться, что срок хранения Хумиры, указанный на шприце не истек. Выбрать место для инъекции на животе или передней поверхности бедра. Места инъекций и стороны следует менять, каждое следующее место введения должно отступать от предыдущего как минимум на 2 см. Нельзя вводить препарат в место, где наблюдается гиперемия, уплотнение или подкожная гематома. Эти признаки могут указывать на наличие инфекции. Место инъекции необходимо обработать спиртовой салфеткой круговыми движениями. Далее следует снять колпачок с иглы, одной рукой взять в складку обработанную кожу, в другую руку взять шприц, держа его под углом в 45° к поверхности кожи, градуированной поверхностью вверх. Одним быстрым движением полностью ввести иглу в кожную складку. После введения иглы складку кожи отпустить. Ввести весь раствор в течение 2-5 сек. Когда шприц будет пустым, вынуть иглу из кожи, под тем же углом. Кусочком марли слегка прижать область инъекции в течение 10 сек, но ни в коем случае не тереть поверхность. Из места инъекции может выделиться небольшое количество крови. При желании можно воспользоваться пластырем. Если очередная инъекция Хумиры была случайно пропущена, необходимо произвести инъекцию сразу, как только это будет обнаружено. Следующая инъекция должна быть произведена в соответствии с запланированным ранее графиком. Побочное действие Ниже приведены данные по безопасности Хумиры, полученные в плацебо-контролируемых клинических исследованиях. Клинические и лабораторные нежелательные явления, связь которых с адалимумабом была по крайней мере возможной, распределены по системам и частоте (очень часто >1/10; часто >1/100 ≤1/10; нечасто >1/1000 ≤1/100). Инфекции: очень часто - инфекция верхних дыхательных путей; часто - инфекция нижних дыхательных путей (включая пневмонию и бронхит), инфекция мочевыводящих путей, герпетическая инфекция (включая простой и опоясывающий герпес), грипп, поверхностная грибковая инфекция (включая поражения кожи и ногтей); нечасто - сепсис, суставная и раневая инфекции, абсцесс, инфекция кожи (включая импетиго), инфекция волосяного фолликула (включая фурункулы и карбункулы), паронихия, пустулезная сыпь, инфекция зубов и пародонта, инфекция уха, гастроэнтерит, кандидоз полости рта и глотки, вагинальные инфекции (включая грибковую), вирусная инфекция. Новообразования: нечасто - папиллома кожи. Со стороны системы кроветворения: часто - анемия, лимфопения; нечасто - лейкопения, лейкоцитоз, лимфаденопатия, нейтропения, тромбоцитопения. Со стороны иммунной системы: нечасто - реакции гиперчувствительности, сезонная аллергия. Со стороны обмена веществ: нечасто - гиперхолестеринемия, гиперурикемия, анорексия, снижение аппетита, гипергликемия, повышение или снижение массы тела. Со стороны ЦНС и периферической нервной системы: часто - головная боль, головокружение, парестезии; нечасто - депрессия, тревожные расстройства (включая нервозность и ажитацию), бессонница, спутанность сознания, извращение вкуса, мигрень, сонливость, обморок, невралгия, тремор, невропатия. Со стороны органов чувств: нечасто - конъюнктивит, блефарит, боль, покраснение, сухость глаза, отек века, глаукома, боль, заложенность и звон в ушах. Со стороны сердечно-сосудистой системы: часто - артериальная гипертензия; нечасто - приливы, гематомы, тахикардия, сердцебиение. Со стороны дыхательной системы: часто - кашель, боль в горле, заложенность носа; нечасто - одышка, астма, дисфония, легочная крепитация, изъязвление слизистой оболочки носа, отек верхних дыхательных путей, покраснение зева. Со стороны пищеварительной системы: часто - тошнота, боль в животе, диарея, диспепсия, изъязвление слизистой оболочки полости рта, повышение активности печеночных ферментов (включая АЛТ и АСТ), ЩФ; нечасто – рвота, метеоризм, запор, гастроэзофагеальный рефлюкс, дисфагия, гастрит, колит, геморрой, геморроидальное кровотечение, везикулезная сыпь в ротовой полости, зубная боль, сухость во рту, гингивит, изъязвление языка, стоматит (в т.ч. афтозный). Дерматологические реакции: часто - сыпь (включая эритематозную и зудящую), кожный зуд, выпадение волос; нечасто - макулярная или папулезная сыпь, сухость кожи, потливость, ночные поты, экзема, дерматит, псориаз, крапивница, экхимозы, пурпура, акне, язвы на коже, ангионевротический отек, изменение ногтевой пластины, реакции фотосенсибилизации, шелушение кожи, ревматоидные узелки. Со стороны опорно-двигательного аппарата: нечасто - артралгия, боль в конечностях, боль в спине и плечевом поясе, мышечные судороги, миалгия, отечность суставов, синовит, бурсит, тендинит. Со стороны мочеполовой системы: нечасто - гематурия, дизурия, никтурия, поллакиурия, боль в области почек, меноррагия Со стороны организма в целом: часто - повышенная утомляемость (включая астению), гриппоподобный синдром; нечасто - повышение температуры тела, чувство жара, озноб, боль в грудной клетке, ухудшение заживления ран. Местные реакции: очень часто - боль, отек, гиперемия, зуд в месте инъекции. Со стороны лабораторных показателей: нечасто - повышение уровня триглицеридов, КФК, ЛДГ, мочевины и креатинина в крови, увеличение АЧТВ, снижение уровня калия в крови, образование аутоантител, появление белка в моче. Противопоказания — инфекционные заболевания, в т.ч.туберкулез; — беременность; — период лактации (грудного вскармливания); — детский возраст до 16 лет; — повышенная чувствительность к адалимумабу или любым его вспомогательным компонентам. С осторожностью следует назначать препарат при демиелинизирующих заболеваниях. Применение при беременности и кормлении грудью В экспериментальных исследованиях на животных в дозах до 100 мг/кг признаков повреждающего действия адалимумаба на плод выявлено не было. Однако, в адекватных контролируемых исследованиях у беременных женщин препарат не изучался. Опыты на животных не всегда позволяют предсказать влияние на человека, поэтому во время беременности Хумиру можно применять только в случае явной необходимости. Женщинам репродуктивного возраста следует избегать зачатия во время лечения Хумирой. Эффекты Хумиры на родовую деятельность и роды не известны. Сведений о выведении адалимумаба с грудным молоком или его всасывании после приема внутрь нет. Многие лекарственные вещества и иммуноглобулины проникают в грудное молоко. Учитывая риск развития серьезных нежелательных реакций у новорожденного, целесообразно прекратить кормление грудью или отменить препарат, принимая во внимание его важность для матери. Применение при нарушениях функции почек нет даных Особые указания При лечении моноклональными антителами к ФНО, включая Хумиру, наблюдались серьезные инфекции, редкие случаи туберкулеза и оппортунистические инфекции, в т.ч. с летальным исходом. Во многих случаях серьезные инфекционные процессы развивались у больных, получавших сопутствующую иммуносупрессивную терапию. Ревматоидный артрит сам по себе предрасполагает к развитию инфекционных осложнений. Хумиру не следует назначать больным с активными инфекциями, в т.ч. хроническими или очаговыми. Лечение может быть начато только после того, как будет достигнут контроль инфекции. Как и при лечении другими моноклональными антителами к ФНО, до, во время и после терапии Хумирой следует контролировать наличие признаков инфекций, включая туберкулез. В случае развития новой инфекции на фоне терапии Хумирой, больные должны находиться под тщательным наблюдением. В серьезных случаях лечение Хумирой следует прекратить. Оно может быть возобновлено только после того, как будет достигнут контроль инфекции. Необходимо соблюдать осторожность при обсуждении вопроса о назначении Хумиры больным с рецидивирующими инфекциями в анамнезе или заболеваниями, предрасполагающими к развитию инфекционных осложнений. Применение моноклональных антител к ФНО может сопровождаться реактивацией вируса гепатита В (HBV) у инфицированных пациентов - носителей этого вируса. Описаны несколько случаев летального исхода вследствие реактивации вируса гепатита В при применении блокаторов ФНО. В большинстве случаев активизация HBV наблюдалась у пациентов, получающих помимо блокаторов ФНО, сопутствующую иммуносупрессивную терапию. Пациенты, относящиеся к группе риска по гепатиту В, должны быть тщательно обследованы на предмет наличия у них HBV перед назначением моноклональных антител к ФНО. Вопрос о назначении носителям HBV терапии блокаторами ФНО должен решаться с учетом возможного риска для пациента. В случае назначения носителю HBV терапии моноклональными антителами к ФНО, пациент должен находиться под тщательным наблюдением на протяжении всего курса терапии и несколько месяцев после его завершения. Если на фоне применения Хумиры произошла реактивация вируса гепатита В, необходимо прекратить лечение Хумирой и начать эффективную противовирусную терапию. Терапия моноклональными антителами к ФНО, включая Хумиру, в редких случаях сопровождалась появлением или обострением клинических и/или рентгенологических проявлений демиелинизирующих заболеваний. Врачи должны соблюдать осторожность при назначении Хумиры больным с демиелинизирующими заболеваниями ЦНС. В контролируемых исследованиях частота злокачественных опухолей, включая лимфому у больных, получавших моноклональные антитела к ФНО, была выше, чем у пациентов контрольных групп. Общая численность пациентов, получавших плацебо, и длительность наблюдения за ними были меньше численности и срока наблюдения за пациентами, получавшими блокаторы ФНО. Кроме того, риск развития лимфомы повышен у больных ревматоидным артритом, сопровождающимся хроническим высоко активным воспалением, что затрудняет оценку ее риска на фоне лечения. В длительных клинических исследованиях Хумиры частота развития злокачественных новообразований соответствовала данному показателю у пациентов такого же возраста, пола и расы в общей популяции. Однако имеющихся на сегодняшний день данных недостаточно, чтобы исключить возможный риск развития лимфомы или других злокачественных опухолей на фоне терапии моноклональными антителами к ФНО. В клинические исследования не включали больных со злокачественными опухолями в анамнезе, а в случае развития опухоли терапию Хумирой прекращали. Соответственно необходимо соблюдать особую осторожность при решении вопроса о лечении Хумирой у таких пациентов. В клинических исследованиях серьезные аллергические реакции на фоне применения Хумиры встречались редко. В клинической практике зарегистрированы очень редкие случаи серьезных аллергических реакций (в т.ч. анафилактических) после введения Хумиры. Если развивается анафилаксия или другая тяжелая аллергическая реакция, то следует немедленно прекратить терапию Хумирой и назначить соответствующее лечение. Колпачок иглы шприца, которым вводится препарат, содержит латекс, который может вызвать тяжелые аллергические реакции у пациентов с гиперчувствительностью к латексу. В клинических исследованиях Хумиры и других подобных препаратов зарегистрированы случаи развития туберкулеза. Они наблюдались при применении препарата в любых дозах, однако частота реактивации туберкулеза повышалась преимущественно при назначении Хумиры в дозах, превышавших рекомендуемые. У пациентов, принимающих Хумиру, были описаны случаи развития грибковой и других видов оппортунистической инфекции. Некоторые из этих инфекций, включая туберкулез имели летальный исход. Перед началом лечения Хумирой всех больных необходимо обследовать для исключения активного и неактивного (латентного) туберкулеза. Необходимо собрать подробный медицинский анамнез , в т.ч. выяснить наличие контактов с больными активным туберкулезом и уточнить, проводилась ли и/или проводится ли иммуносупрессивная терапия. Следует провести скрининговые исследования (например, рентгенографию органов грудной клетки и туберкулиновую пробу). Необходимо принимать во внимание возможность ложно-отрицательных туберкулиновых проб, особенно у тяжелобольных пациентов и пациентов в состоянии иммунодефицита. Если диагностирован активный туберкулез, начинать лечение Хумирой не следует. При латентном туберкулезе перед началом лечения Хумирой следует провести противотуберкулезное превентивное лечение. Пациентов следует информировать о необходимости обращения к врачу при появлении признаков туберкулезной инфекции (стойкий кашель, уменьшение массы тела, субфебрильная лихорадка). При лечении блокаторами ФНО описаны редкие случаи панцитопении, включая апластическую анемию. При назначении Хумиры нежелательные явления со стороны системы кроветворения, включая клинически значимые цитопении (тромбоцитопению, лейкопению), регистрировали нечасто. Связь их с Хумирой остается неясной. Больные должны немедленно обращаться к врачу при появлении на фоне лечения Хумирой симптомов нарушения состава крови (например, стойкой лихорадки, синяков, кровоточивости, бледности). У больных с серьезными изменениями состава крови следует рассмотреть вопрос об отмене Хумиры. В клинических исследованиях при одновременном применении анакинры и блокатора ФНО этанерцепта было отмечено развитие серьезных инфекций при отсутствии дополнительного клинического эффекта по сравнению с монотерапией этанерцептом. Учитывая характер нежелательных явлений, развивавшихся при комбинированной терапии анакинрой и этанерцептом, сходных эффектов можно ожидать при лечении анакинрой в сочетании с другими блокаторами ФНО. В связи с этим комбинированная терапия адалимумабом и анакинрой не рекомендуется. В исследовании у 64 больных получавших Хумиру, не было выявлено признаков угнетения реакций гиперчувствительности замедленного типа, снижения уровней иммуноглобулинов или изменений числа эффекторных Т-клеток , В-клеток и NK-клеток, моноцитов/макрофагов и нейтрофилов. Пациентам, получающим Хумиру, может проводиться вакцинация (исключение составляют живые вакцины). Сведений о возможности инфицирования при вакцинации живыми вакцинами на фоне лечения Хумирой нет. Хумира специально не изучалась у больных хронической сердечной недостаточностью, однако в клинических исследованиях другого антагониста ФНО было отмечено увеличение частоты прогрессирования хронической сердечной недостаточности и развития новых ее случаев. Случаи нарастания сердечной недостаточности описаны также у больных, получавших Хумиру. С осторожностью и под тщательным медицинским наблюдением следует назначать Хумиру пациентам с сердечной недостаточностью. Терапия Хумирой может сопровождаться образованием аутоантител. Влияние длительного применения Хумиры на развитие аутоимунных заболеваний не известно. Хумиру необходимо отменить, если у пациента в процессе лечения развиваются признаки волчаночноподобного синдрома. Сведений о влиянии Хумиры на результаты лабораторных тестов нет. Безопасность и эффективность у пожилых и более молодых пациентов в целом не отличаются. Тем не менее, нельзя исключить повышенную чувствительность к препарату у некоторых пожилых пациентов. Использование в педиатрии Безопасность и эффективность применения Хумиры у детей не изучались. Передозировка Максимальная переносимая доза адалимумаба у человека не установлена. Повторное применение адалимумаба в дозах до 10 мг/кг не сопровождалось токсическими эффектами, требовавшими уменьшения дозы. В случае передозировки необходимо контролировать побочные реакции и немедленно начинать адекватное симптоматическое лечение. Лекарственное взаимодействие Метотрексат при однократном и повторном применении снижает клиренс адалимумаба на 29% и 44% соответственно. Но у больных ревматоидным артритом, получающих метотрексат, нет необходимости в коррекции дозы адалимумаба или метотрексата. Взаимодействие адалимумаба с другими препаратами, помимо метотрексата, в фармакокинетических исследованиях не изучалось. В клинических исследованиях не отмечено признаков взаимодействия адалимумаба с другими базисными средствами(сульфасалазин, гидрохлорохин, лефлуномид и парентеральные препараты золота), ГКС, салицилатами, НПВС и анальгетиками. Условия отпуска из аптек Препарат отпускается по рецепту. Условия и сроки хранения Препарат следует хранить в защищенном от света, недоступном для детей месте при температуре от 2° до 8°C; не замораживать. Срок годности - 2 года.

Медвежовцев: Препарат Актемра останавливает деструкцию суставов и улучшает физическое состояние у больных ревматоидным артритом Результаты исследования LITHE - пятого исследования III фазы по препарату Актемра, подтвердили ранее полученные данные о том, что применение этого инновационного препарата является революционным прорывом в лечении ревматоидного артрита 9 мая 2008 г., компания Рош объявила, что Актемра (тоцилизумаб) может значительно замедлять процесс структурного поражения суставов у больных ревматоидным артритом (РА), что является основным показателем эффективности лечения этого заболевания. Актемра также улучшает физическое состояние больных по истечении одного года терапии, т.е. способствует повышению качества жизни. Результаты исследования LITHE1 показали, что применение препарата Актемра, в комбинации с метотрексатом (МТКС), в течение 12 месяцев терапии приводит к значительному подавлению структурного поражения суставов у большего процента больных по сравнению с группой пациентов, получавшей только МТКС. Этот результат имеет огромное значение для больных РА, т.к. поражение суставов, обусловленное этим заболеванием, приводит к потере трудоспособности и является основной причиной возникновения болевых ощущений. Кроме того, Актемра расширяет возможности больных по самостоятельному выполнению различных действий, необходимых в повседневной жизни и оцениваемых по опроснику оценки состояния здоровья (HAQ)2. В ходе исследования LITHE препарат Актемра в целом хорошо переносился больными, при этом общий профиль безопасности за 12 месяцев лечения соответствовал зарегистрированным ранее данным за 6-ти месячный период исследования. Результаты проведенного исследования являются обнадеживающей новостью для больных РА, т.к. виды и средства лечения этого заболевания, которыми располагают в настоящее время врачи, во многих случаях не дают адекватного эффекта или не переносятся больными. Для того, чтобы облегчить жизнь больных РА и остановить процесс поражения суставов, необходимо разрабатывать новые терапевтические подходы, в частности, методы, предусматривающие воздействие на разные патологические механизмы развития заболевания. «Данные исследования LITHE подтвердили перспективность препарата Актемра как эффективного и хорошо переносимого средства лечения больных, страдающих от инвалидизирующих последствий РА» — заявил председатель совета директоров подразделения Фарма компании Рош Уильям М. Бернс. «Подавляя процесс поражения суставов и улучшая физическое состояние пациентов, Актемра не только оказывает положительное влияние на течение заболевания, но также способствует повышению качества жизни больных.» Исследование LITHE является пятым глобальным исследованием III фазы по изучению эффективности и безопасности применения препарата Актемра у больных со среднетяжелым и тяжелым РА, успешно достигшим первичных критериев эффективности. Данные, полученные по результатам первого года этого двухлетнего исследования, будут представлены на предстоящих международных научных конференциях в области ревматологии. Актемра — первый представитель нового класса инновационных препаратов, обладающих принципиально новым механизмом действия. Актемра является гуманизированным моноклональным антителом к рецептору интерлейкина-6 (ИЛ-6), подавляющим активность ИЛ-6 — важного фактора в развитии воспалительного процесса. Новый механизм действия приводит к снижению активности воспалительных процессов в суставах, а также снижению интенсивности системных проявлений РА. Ревматоидный артрит — важная нерешенная медицинская проблема По оценкам специалистов ревматоидным артритом в мире страдают более 21 млн. человек. Это прогрессирующее аутоиммунное заболевание характеризуется воспалением оболочек всех суставов человека. Воспаление приводит к деформации и нарушению функции суставов; оно сопровождается болью, тугоподвижностью и отечностью суставов, приводит к необратимому разрушению суставных тканей и, как следствие всего вышеперечисленного, потере трудоспособности. Системные проявления РА включают анемию, остеопороз, общую утомляемость. Оказывая негативное влияние на основные органы и системы, заболевание приводит к сокращению продолжительность жизни пациентов с РА. После 10 лет болезни менее 50% больных сохраняют трудоспособность и могут выполнять обычные повседневные действия. Информация об исследовании LITHE Исследование LITHE является международным — в нем принимают участие 15 стран и 1196 больных со среднетяжелым и тяжелым РА с отсутствием адекватного ответа на терапию МТКС. По условиям протокола больных распределяют случайным образом для получения Актемры (4 мг/кг или 8 мг/кг, одна инфузия каждые четыре недели) в комбинации с метотрексатом или только одного метотрексата. Цель исследования — продемонстрировать подавление процесса структурного поражения суставов по изменениям валидированных радиографических показателей. Также в цели исследования входит оценка изменения физического состояния больных на основании данных опросника HAQ. Информация о препарате Актемра Препарат Актемра — результат научных исследований компании Chugai. При участии этой компании также осуществляется и глобальная разработка препарата. Актемра является первым гуманизированным моноклональным антителом к рецептору интерлейкина-6 (ИЛ-6). Для оценки клинической эффективности препарата разработана обширная исследовательская программа, включающая пять клинических исследований III фазы. Все эти исследования успешно достигли первичных критериев эффективности. В ближайшее время ожидается регистрация Актемры в США и странах Евросоюза. В Японии Актемра появилась на фармацевтическом рынке в 2005 г. как препарат компании Chugai для лечения болезни Кастельмана. В апреле 2008 г. Актемра была зарегистрирована в Японии также по следующим показаниям: ревматоидный артрит, ювенильный идиопатический артрит и ювенильный идиопатический артрит с системным началом. Препарат Актемра в целом хорошо переносится больными: общий профиль безопасности Актемры был одинаковым во всех глобальных клинических исследованиях. Чаще всего из нежелательных явлений регистрировали инфекции верхних дыхательных путей, назофарингит, головную боль и артериальную гипертензию. Как и при использовании других биологических препаратов для лечения РА, у больных, получавших Актемру, отмечались случаи возникновения серьезных инфекций и реакций гиперчувствительности, в том числе несколько случаев анафилаксии. У некоторых больных наблюдалось повышение активности печеночных трансаминаз (АЛТ и АСТ); это повышение в основном расценивалось как незначительное, носило преходящий характер и не сопровождалось поражением печени или снижением печеночной функции. Информация о разработках Рош в области лечения ревматоидного артрита Специалисты Рош считают, что одним из важнейших направлений развития в следующие несколько лет будут разработки в области лечения аутоиммунных заболеваний, первым и основным из которых является ревматоидный артрит. После выпуска на рынок препарата МабТера (ритуксимаб) в процессе разработки находится еще ряд проектов, которые могут открыть новые возможности для компании. МабТера является первым и единственным препаратом для лечения РА, селективно воздействующим на В-лимфоциты. МабТера представляет абсолютно новый терапевтический подход, при котором в качестве мишени выступают В-лимфоциты, играющие ключевую роль в патогенезе развития РА. Актемра является вторым инновационным препаратом компании Рош. Актемра — гуманизированное моноклональное антитело к рецептору интерлейкина-6 (ИЛ-6), подавляет активность ИЛ-6 — белка, который является основным фактором воспаления при РА. Осуществляются дополнительные проекты по изучению целого ряда соединений в клинических исследованиях I, II и III фаз. Следует также особо отметить начало III фазы клинических исследований препарата окрелизумаб — гуманизированного моноклонального антитела к CD20 рецепторам В-лимфоцитов, также предназначенного для лечения РА. Информация о компании Рош Группа компаний Рош, штаб-квартира которой расположена в Базеле, Швейцария, занимает лидирующее положение среди корпораций, работающих в сфере здравоохранения и ориентированных на собственные исследования в разработке лекарственных и диагностических препаратов. Как ведущая мировая биотехнологическая компания и разработчик инновационных средств для раннего выявления, профилактики, диагностики и лечения заболеваний, Группа компаний Рош вносит важный вклад в дело улучшения здоровья и качества жизни населения по широкому спектру направлений. Рош является мировым лидером в производстве средств диагностики in vitro, препаратов для лечения рака и сопутствующей терапии при трансплантации органов и тканей, занимает лидирующее положение на рынке противовирусных препаратов. Группа компаний Рош также ведет активную работу в других важных терапевтических областях, таких как аутоиммунные и воспалительные заболевания, метаболические нарушения и заболевания центральной нервной системы. В 2007 г. объем продаж подразделения «Фарма» составил 36,8 млрд. швейцарских франков, подразделения «Диагностика» — 9,6 млрд. франков. Рош имеет соглашения о научно-исследовательском сотрудничестве и стратегическом партнерстве с различными компаниями, в том числе, является основным акционером компаний Genentech и Chugai. Инвестиции в научно-исследовательские разработки в 2007 г. составили 8 млрд. швейцарских франков. В Группе компаний Рош в разных странах мира работают около 79 000 человек. Дополнительную информацию о Группе компаний Рош можно получить в Интернете на http://www.roche.com/. Все товарные знаки, использованные или упомянутые в данном пресс-релизе, защищены законом.

Медвежовцев: Натализумаб, препарат для лечения рассеянного склероза, возвращается на рынок. 22.03.06 К настоящему времени для лечения ремиттирующего рассеянного склероза (РС) создано большое количество препаратов, воздействующих на различные звенья иммунитета, однако наиболее перспективными лекарствами в настоящее время считаются селективные ингибиторы молекул адгезии. Первым представителем этой группы лекарств является рекомбинантное моноклональное антитело натализумаб (Natalizumab). Он селективно блокирует a4 интегрины (рецепторы эндотелия) и предотвращает адгезию Т лимфоцитов, сенсибилизированных интерлейкинами (IL-12, IL 23) против собственного миелина, к сосудистой стенке. Следовательно, прекращается миграция аутореактивных Т-лимфоцитов через гематоэнцефалический барьер. Этот уникальный препарат стали также активно использовать при лечении болезни Крона и ревматоидного артрита. По данным крупного мультицентрового испытания AFFIRM использование натализумаба в течение 2 лет у больных РС снизило относительный риск прогрессирования инвалидизации на 42% (отношение шансов 0,58; 95% ДИ 0,43—0,77; Р<0,001), а частоту клинических рецидивов на 68% за 1 год (Р<0,001). МРТ головного мозга с контрастом в группе пролеченных натализумабом выявила на 92% меньше бляшек по сравнению с плацебо группой через 1 год и через 2 года наблюдения. А по данным исследования SENTINEL комбинированная терапия натализумабом и b интерфероном 1а (ИФβ1а) значительно снизила ежегодную частоту рецидивов по сравнению с монотерапией ИФβ1а (0,34 и 0,75 соответственно; Р<0,001). К тому же натализумаб весьма удобен в использовании: ежемесячно проводится одна инфузия. Однако у этой медали проявилась и обратная сторона. Дело в том, что во время проведения исследования SENTINEL у двух участников, получавших комбинированную терапию натализумабом и ИФβ1а, развилась прогрессирующая мультифокальная лейкэнцефалопатия (ПМЛ) (см. «Натализумаб вызвал развитие прогрессирующей мультифокальной лейкоэнцефалопатии у троих пациентов»). Третий случай ПМЛ зарегистрировали после лечения натализумабом по поводу болезни Крона, причём прижизненно очаг лейкоэнцефалии у этого больного расценили как астроцитому. Фирма-производитель (Biogen Idec) была вынуждена приостановить испытания и отозвать натализумаб с рынка. Как выяснилось, фатальное осложнение было вызвано нейротропным ДНК-вирусом JC из рода полиомавирусов семейства Papovaviridae, разрушающим олигодендроциты. Известно также, что этот вирус инициирует канцерогенез и ассоциирован с такими опухолями ЦНС как астроцитома и глиобластома. Предполагают, что вирус латентно присутствует у многих людей, нередко обнаруживаясь в мочевыделительной системе, в частности, в почках. Была выдвинута гипотеза, что в условиях искусственного иммунодефицита, когда натализумаб блокировал миграцию лимфоцитов в мозговое вещество, вирус получил возможность безнадзорной репликации в ЦНС. Была проведена экстренная независимая экспертиза 3417 участников всех испытаний (AFFIRM, SENTINEL, ENACT-1, ENACT-2, ENCORE и прочие) и приблизительно 7000 больных, приобретших натализумаб в аптечной сети. Экспертиза, проходившая под эгидой Национального Института Здоровья США (National Institute of Health) не выявила ни одного дополнительного случая ПМЛ или следов вируса JC в ликворе. Лишь у одного больного был высокий титр вируса JC в крови. Всех больных наблюдали не менее 3 месяцев после окончания последней инфузии. Экспозиция препарата у всех больных составила в среднем 17,9 месячных инфузий, медиана 17 инфузий (1—41 инфузий). По окончании исследования безопасности был сделан вывод, что ПМЛ может развиться примерно в 1 случае на 1000 пролеченых натализумабом больных (95% ДИ 0,2—2,8 на 1000). Таким образом, вышеописанные преимущества препарата, по мнению ученых, не позволяют отказаться от него даже под угрозой развития ПМЛ. Для предотвращения осложнений предложено заранее оценивать титр вируса JC в крови и ликворе больных, которых планируют лечить натализумабом. Однако в случае подтверждения наихудших опасений ряда авторов, полагающих, что терапевтическое действие натализумаба напрямую связано с развитием ПМЛ, придется искать новые пути решения проблемы РС и новые лекарственные препараты, такие как блокаторы Nogo-рецепторов, ингибиторы аутосенсибилизации Т-лимфоцитов и прочие.

Медвежовцев: «Волшебные пули»: моноклональные антитела в онкологии Е. А. Никитин, О. И. Глазкова Сегодня злокачественные опухоли занимают одно из первых мест по уровню заболеваемости и смертности. В мире ежегодно регистрируется 10 млн новых случаев рака. В начале XX в. гениальный ученый Пауль Эрлих использовал определение «волшебная пуля», говоря о препарате, который находил бы и избирательно уничтожал причину болезни. Достижения фундаментальной иммунологии и современных технологий позволили создать противоопухолевые препараты нового класса — моноклональные антитела (МАТ). Эти препараты сделали противоопухолевую терапию более эффективной и менее токсичной. Если традиционная химиотерапия — это «ковровое бомбометание», при котором поражаются и здоровые клетки, то иммунотерапия МАТ — это «точечные удары», направленные против белковых молекул в опухолевых клетках. В данном обзоре мы представляем общие сведения о современных успехах и перспективах развития технологии МАТ в лечении онкологических заболеваний. История создания и развитие технологии моноклональных антител Первая попытка применения антител для лечения онкологических заболеваний была сделана Hericourt и Richet в 1895 г. экстрактами остеогенной саркомы у 50 больных; результаты были весьма перспективны. Тем не менее оставалась проблема побочных реакций, нестандартизируемости сывороток и слабого, непродолжительного эффекта. Лечение антителами получило дальнейшее развитие в 70-х годах XX столетия. К этому времени уже было доказано, что образующиеся сывороточные антитоксины представляют собой иммуноглобулины; установлено, что продуцентом антител являются плазматические клетки. Исследователям Келеру и Мильштейну удалось разработать технологию получения особых клеточных линий, представляющих собой гибриды между нормальными антителопродуцирующими селезеночными клетками мыши и клетками мышиной миеломы. Разнородные клетки образуют двухъядерные гибриды, сохраняющие способность к клеточным делениям. Так возникает гибридома, структура продуцируемых ею антител абсолютно одинакова. Такие антитела называются моноклональными. Гуманизация антител В 1980-х годах было проведено несколько исследований, показавших наличие аллергических реакций вплоть до анафилактического шока, недостаточную эффективность мышиных антител в реализации механизма уничтожения клетки-мишени. Получение человеческих антител и антител частично человеческого происхождения стало возможным после клонирования генов иммуноглобулинов и разработки генно-инженерных методов. Как в легких, так и в тяжелых цепях антител имеется константный регион и вариабельный регион, который непосредственно связывается с антигеном. Константный и вариабельный регионы независимо кодируются множеством генетических сегментов. Генно-инженерные технологии позволяют создавать гибридные антитела мышь/человек, различающиеся степенью «гуманизации». Наиболее ранней версией таких гибридных антител являются химерные антитела. В химерных антителах константные регионы имеют человеческое происхождение, а вариабельные получены от мыши. Типичный пример химерного антитела — ритуксимаб. Второе поколение гибридных антител — гуманизированные антитела, в которых мышиное происхождение имеют только небольшие антигенсвязывающие участки вариабельных регионов. Гуманизированные антитела обладают слабой иммуногенностью. Типичным примером гуманизированного антитела является алемтузумаб. Как в химерных, так и в гуманизированных антителах участки, непосредственно связывающие антиген, получали от иммунизированных животных. В последнее десятилетие разработаны способы конструкции полностью человеческих антител, минуя этап иммунизации человека. Итак, сегодня, когда МАТ получают с помощью генно-инженерных способов, нередко минуя этап иммунизации, ключевым в определении термина «моноклональные антитела» является именно одинаковость антител, а не только моноклональность продуцирующих их В-клеток. Моноклональные антитела в лечении онкологических заболеваний В терапии опухолей используют два типа МАТ: o простые, или неконъюгированные — МАТ, не связанные ни с какими цитотоксическими веществами; o конъюгированные — МАТ, лечебный эффект которых обусловлен присоединенными к антителу веществами (радиоактивными частицами, цитостатиками или токсинами). Простые моноклональные антитела Большинство эффективно применяемых в онкологии МАТ — это простые МАТ. Они по-разному реализуют свое воздействие на злокачественную опухоль. Одни антитела, связываясь с соответствующим антигеном, запускают естест¬венные механизмы иммунного ответа организма, которые разрушают опухолевые клетки. Другие МАТ не взаимодей¬ст¬вуют собственно с иммунной системой человека. Их эффект реализуется через связывание с антигенами, обеспечивающими пролиферацию клеток или рост опухоли. Механизм действия антител можно рассмотреть на примере алемтузумаба (Кэмпаса) — препарата для терапии хронического лимфолейкоза. Вариабельный регион алемтузумаба соединяется с антигеном CD52 на поверхности лимфоцитов, а константный регион — с Fc-рецепторами на поверхности цитотоксических клеток, которые уничтожают мишень (ADCC — антителозависимая клеточно-опосредованная цитотоксичность). Кроме того, Кэмпас активирует систему комплемента, что приводит к образованию комплекса, разрушающего мембрану злокачественной клетки (CDC — комплемент-зависимая цитотоксичность). Именно эти два механизма, а также индукция апоптоза считаются основными в действии данных антител. Ритуксимаб (Ритуксан, Мабтера) стал первым МАТ, одобренным для применения в онкологии. Изначально разработанный компанией Idec (сейчас Biogen Idec), ритуксимаб был зарегистрирован в США в 1997 г. для лечения В-клеточных вялотекущих неходжкинских лимфом. В России препарат продается под названием Мабтера. Ритуксимаб — это химерное моноклональное антитело, имеющее вариабельный мышиный и константный человеческий регион, специфически связанное с антигеном CD20 на В-лимфоцитах и инициирующее иммунологические реакции, которые опосредуют лизис В-клеток. В 2006 г. препарат зарегистрирован еще по двум показаниям: для лечения CD20-позитивных диффузных В-крупноклеточных лимфом (в сочетании с режимом СНОР) и некоторых вариантов ревматоидного артрита. Для обеспечения эффективности лечения перед началом терапии рекомендуется провести скрининг на уровень экспрессии CD20-рецепторов. Алемтузумаб (Мабкэмпас, Кэмпас) — гуманизированное моноклональное антитело к антигену CD52, в котором только маленькие участки, непосредственно связывающиеся с антигеном, имеют крысиное происхождение, а вся остальная часть молекулы — человеческое. Антитела к CD52 были разработаны в Англии. После многочисленных исследований, алемтузумаб был одобрен в 2001 г. для лечения хронического лимфолейкоза (ХЛЛ) — наиболее частого вида лейкоза у взрослых. В России препарат продается под названием Кэмпас. Антиген CD52 экспрессируется на мембране большин¬ства зрелых нормальных и опухолевых Т- и В-лимфоцитов с очень высокой плотностью — примерно 500 000 молекул на клетку (по сравнению с антигеном CD20, плотность экспрессии которого составляет около 8000 молекул на клетку). Молекулы антигена CD52 покрывают около 5% всей клеточной поверхности лимфоцита и присутствуют на всех клетках ХЛЛ у пациентов с данным заболеванием. Этим объясняется чрезвычайно высокая активность алемтузумаба в отношении ХЛЛ и Т-клеточных лимфом, а также отсутствие необходимости определять уровень экспрессии CD52 перед началом терапии. Кэмпас применяется в основном для лечения больных ХЛЛ, рефрактерных к традиционной химиотерапии флударабином, а также в качестве первой линии в терапии пациентов, имеющих крайне неблагоприятный прогноз заболевания в связи с генетическими нарушениями, например делецией гена р53. Кэмпас оказался эффективным и при Т-пролимфоцитарном лейкозе (Т-ПЛЛ). Это редкое, но очень агрессивное заболевание, обычно резистентное к химиотерапии. Хорошие результаты получены при терапии Кэмпасом Т-клеточных кожных лимфом — синдрома Сезари и грибовидного микоза. Важно отметить, что Кэмпас не оказывает какого-либо эффекта на клетки-предшественники гемопоэза в костном мозге и не препятствует репопуляции гемопоэтической системы нормальными лимфоцитами по окончании лечения. В последние годы Кэмпас используется для уменьшения реакции «трансплантат против хозяина» при аллогенной трансплантации стволовых кроветворных клеток. Предварительная ex vivo очистка трансплантата с помощью Кэмпаса в 8 раз снижает частоту случев острых реакций «хозяина», которые служат основной причиной смерти больных после трансплантации. В настоящее время изучается роль Кэмпаса в терапии некоторых аутоиммунных заболеваний (ревматоидный артрит, рассеянный склероз). Механизм действия некоторых МАТ (трастузумаб, бевацизумаб и цетуксимаб) реализуется без иммунных механизмов. Разработанный компанией Genentech трастузумаб (Герцептин) стал первым гуманизированным антителом, зарегистрированным для лечения солидных опухолей в 1998 г. В России препарат продается под маркой Герцептин. Трастузумаб — рекомбинантные гуманизированные МАТ против HER2/neu-рецепторов, принадлежащих к рецепторам эпидермального фактора роста. Гиперэкспрессия HER2/neu в ткани рака молочной железы обнаруживается у 20–30% больных и сопровождается резким снижением апоптоза, усилением пролиферации, уменьшением числа рецепторов эстрогенов в опухоли, снижением эффективности химио- и эндокринотерапии. Герцептин блокирует пролиферацию, вызывает апоптоз клеток-мишеней и обладает антиангиогенной активностью. Препарат разрешен к применению в монотерапии больных с экспрессией HER2/neu в сочетании с метастатическим раком молочной железы, а также в комбинации с цитостатическими агентами у больных, ранее не получавших химиотерапию. Перед началом лечения Герцептином необходимо проводить скрининг на уровень экспрессии HER2-рецепторов. Бевацизумаб (Авастин) представляет собой рекомбинантные гуманизированные моноклональные антитела, которые избирательно связываются с биологически активным эндотелиальным сосудистым фактором роста (VEGF) и нейтрализуют его, что приводит к снижению васкуляризации и угнетению роста опухоли. В клинических исследованиях показано, что Авастин обладает цитостатическим и цитотоксическим эффектом при многих солидных опухолях, что выражалось в регрессии опухоли, замедлении опухолевого роста или увеличении времени до прогрессии. Кроме того, бевацизумаб усиливает противоопухолевый эффект ряда цитостатиков. Бевацизумаб был зарегистрирован в США в 2004 г. в качестве первой линии в терапии метастатического колоректального рака (в комбинации с 5-фторурацилом). В России препарат продается под маркой Авастин. В настоящее время проводится более 130 клинических исследований бевацизумаба при 25 разных типах злокачест¬венных опухолей, включая рак молочной железы, ободочной кишки, светлоклеточный рак почки, немелкоклеточный рак легкого, меланому. Цетуксимаб (Эрбитукс) — химерное МАТ, блокирующее активацию рецептора эпидермального фактора роста (EGFR). В 2003 г. Эрбитукс был зарегистрирован в США для лечения рака толстой кишки (в комбинации с иринотеканом), а в 2006 г. — для лечения рака головы и шеи. В России препарат продается под названием Эрбитукс. Моноклональные антитела как носители активных веществ В последние годы МАТ стали применяться для доставки цитотоксических веществ непосредственно к опухолевым клеткам, что позволяет избежать повреждения здоровых тканей, решает проблему, связанную со слабым противоопухолевым эффектом некоторых антител из-за невозможности проникать глубоко в ткань солидной опухоли. В зависимости от активного вещества, присоединенного к антителу, конъюгированные МАТ подразделяют на следующие группы: o с радиоактивными частицами (этот вид терапии также получил название радиоиммунотерапии); o с цитостатиками; o с токсинами (или иммунотоксинами). В настоящее время для терапии опухолей в мире зарегистрировано только два моноклональных антитела, соединенных с радиоактивными частицами. Ибритумомаб тиуксетан (Зевалин) — МАТ против CD20, соединенное с иттрием-90. Сочетанное действие препарата обеспечивает бо.льшую эффективность по сравнению с терапией простым антителом к CD20. Зевалин зарегистрирован в 2002 г. для лечения рецидивов и рефрактерных форм фолликулярных лимфом. В настоящее время проводятся клинические исследования Зевалина в качестве консолидирующей терапии первой линии в лечении фолликулярных лимфом, а также В-крупноклеточных лимфом. Зевалин связывается как со злокачественными, так и с нормальными В-лимфоцитами, поэтому для удаления здоровых клеток, несущих антиген CD20, из системы периферической крови пациенты получают сначала дозу простых антител. После элиминации клеток-мишеней CD20 из периферической крови меченые антитела могут специфично связываться с опухолевыми клетками. Это гарантирует высокую биодоступность препарата в местах расположения очагов опухоли и препятствует распространению радиоактивности по организму циркулирующими лимфоцитами. 90% эффективной энергии иттрия-90 — в том виде, в котором он используется в препарате Зевалин — действует на глубину 5 мм, в результате чего все возможные вредные воздействия на здоровые ткани сведены к минимуму. Иттрий-90 выделяет только β-излучение, поэтому при применении Зевалина не требуется госпитализировать или изолировать пациента. Лечение Зевалином с иттрием-90 может безопасно проводиться в амбулаторных условиях. В России препарат находится в процессе регистрации. Тозитумомаб (Бексар) — мышиные МАТ к антигену CD20, к которым прикреплен радиоактивный изотоп йода-131. Препарат получил одобрение FDA в 2003 г. для лечения рецидивов фолликулярных лимфом. Режим применения Бексара включает два этапа: дозиметрический и собственно терапевтический. Йод-131 распадается, высвобождая β- и γ-излучение с периодом полураспада 8 дней. На время лечения требуется изоляция больного и особые условия его пребывания в больнице, так как радиоактивный изотоп йода-131 выводится с мочой. В России препарат не зарегист¬рирован. Что касается МАТ, соединенных с химиотерапевтическими препаратами, в настоящее время зарегистрированных и доступных препаратов этой группы нет. Иммунотоксины получают присоединением к МАТ бактериальных (дифтерийного токсина, экзотоксина синегнойной палочки) или растительных токсинов (рицина А или сапорина). Результаты первых клинических испытаний иммунотоксинов показали высокую перспективность метода. Единственным иммунотоксином, зарегистрированным в настоящее время для лечения злокачественных заболеваний, является гемтузумаб озогамицин (Милотарг), применяемый в терапии острого миелобластного лейкоза у пожилых. Милотарг представляет собой человеческие антитела к антигену CD33, который присутствует на большинстве лейкемических клеток, в комбинации с токсином калихимицином. В России препарат не зарегистрирован. Перспективы развития технологии МАТ в лечении онкологических заболеваний С каждым годом МАТ все более активно применяются в лечении онкологических заболеваний. Противоопухолевые антитела составляют 50% объема рынка всех продаваемых препаратов МАТ; для сравнения: 37% рынка занимают антитела для коррекции аутоиммунных/воспалительных нарушений, 11% — МАТ для лечения заболеваний органов дыхания и 2% — для сердечно-сосудистых. Этот разрыв будет возрастать и дальше, так как из 400 исследований, которые ведутся сейчас с МАТ, около 250 составляют исследования в области онкологии: у больных раком молочной железы, раком яичников, колоректальным раком, у пациентов с лимфомами и немелкоклеточным раком легкого. Однако несмотря на успехи МАТ, у этой технологии есть свои ограничения. МАТ — слишком крупные молекулы, неспособные проникать внутрь клетки или глубоко в ткани. Их нельзя применять перорально. Технологии производства МАТ по-прежнему очень дороги, что сказывается на стоимости лекарственных препаратов. И все же у МАТ есть несколько важных свойств: высокая избирательность действия при низкой токсичности и способность активировать иммунную систему на борьбу с опухолевыми клетками. Целый ряд биотехнологических и фармацевтических компаний сегодня работает над созданием МАТ-технологий нового поколения, объединяющих в себе преимущества МАТ и низкомолекулярных препаратов, обладающих высокой специфичностью и низкой токсичностью, возможностью воздействовать на объекты, нераспознаваемые современными МАТ, в том числе на активные центры ферментов и рецепторов. Такие МАТ обладают более высокой стабильностью, что допускает возможность их перорального, ингаляционного или местного применения. Во всем мире проводится огромное количество испытаний МАТ: 4 из 10 препаратов, которые находятся в финальной стадии испытаний, — это МАТ. Новые биотехнологии уже сегодня дают больше шансов на продление активных лет жизни онкологическим больным, а в будущем приведут к победе над раком. ________________________________________ Е. А. Никитин, кандидат медицинских наук О. И. Глазкова, кандидат медицинских наук ГНЦ РАМН, Москва

Медвежовцев: АЛЕМТУЗУМАБ (ALEMTUZUMAB) (Rec.INN) Фармакологическое действие Противоопухолевое средство. Представляет собой генно-инженерные гуманизированные IgG1 каппа моноклональные антитела, специфически связывающиеся с гликопротеином CD52, который экспрессируется на поверхности нормальных и малигнизированных B- и T-лимфоцитов крови. Алемтузумаб получен в результате включения 6 вариабельных регионов (определяющих комплементарность участков) крысиного моноклонального антитела IgG2 в молекулу человеческого IgG1. Антитела продуцируются находящейся в питательной среде суспензией клеточной культуры млекопитающего (клетки яичника китайского хомячка). Алемтузумаб вызывает лизис лимфоцитов за счет взаимодействия с антигеном CD52, который неподвержен модуляции и экспрессируется на поверхности всех B- и T-лимфоцитов, а также моноцитов, тимоцитов, макрофагов. Лизис лимфоцитов, опосредованный антителами, обусловлен фиксацией комплемента и антитело-зависимым клеточным цитотоксическим эффектом. Данный антиген обнаружен на поверхности незначительной части (менее 5%) гранулоцитов и отсутствует на эритроцитах и тромбоцитах. Не повреждает стволовые кроветворные клетки и клетки предшественники. Показания Хронический лимфолейкоз. Режим дозирования Вводят путем в/в инфузии. Начальная доза – 3 мг. В дальнейшем дозу устанавливают в соответствии со схемой лечения. Максимальная продолжительность лечения – 12 недель. При развитии тяжелой инфекции или выраженных признаках гематологической токсичности лечение прекращают до их исчезновения. Лечение следует прекратить при наличии симптомов прогрессирования заболевания. Побочное действие Со стороны организма в целом: часто – боли в пояснице, нейтропеническая лихорадка, боль в груди, отек слизистой оболочки ротовой полости, астения, недомогание, гриппоподобные симптомы, ощущение изменения температуры тела; редко – обморок, периферические отеки, боли в ногах, аллергические реакции. Со стороны сердечно-сосудистой системы: очень часто – артериальная гипотензия; часто – артериальная гипертензия, тахикардия, ангиоспазм, гиперемия лица, ощущение сердцебиения; редко – остановка сердца, инфаркт миокарда, фибрилляция предсердий, наджелудочковая тахикардия, нарушения ЭКГ, аритмия, брадикардия, нарушения периферического кровообращения. Со стороны ЦНС и периферической нервной системы: очень часто – головная боль; часто –тремор, парестезии, головокружение, гиперкинезия, парестезия, спутанность сознания, тревога, сонливость, депрессия, бессонница; редко – нарушение походки, дистония, гипертестезия, гипертонус, нейропатия, нервозность, нарушение мышления, деперсонализация, импотенция, расстройства личности. Со стороны органов чувств: часто – потеря вкусовых ощущений, конъюнктивит; редко –энофтальм, потеря слуха, звон в ушах, извращение вкуса. Со стороны пищеварительной системы: очень часто – тошнота, рвота, диарея; часто – боли в животе, желудочно-кишечное кровотечение, стоматит, мукозит, нарушение функции печени, запор, диспепсия, язвенный стоматит, метеоризм; редко – гастроэнтерит, гингивит, отрыжка, икота, сухость во рту, язвенное поражение слизистой оболочки, язвенное поражение языка. Со стороны системы кроветворения: часто – гранулоцитопения, тромбоцитопения, анемия, панцитопения, лейкопения, лимфопения, пурпура; редко – аплазия костного мозга, снижение уровня гаптоглобина, ДВС-синдром, гемолитическая анемия, угнетение костномозгового кроветворения, носовые кровотечения, кровотечения из носа, из десен, изменения показателей крови. Со стороны обмена веществ: часто – гипонатриемия, дегидратация, снижение массы тела, гипокальциемия, жажда; редко – обострение сахарного диабета, периорбитальные отеки, гипокалиемия. Со стороны костно-мышечной системы: часто – боли в костях, артралгия, миалгия. Со стороны дыхательной системы: очень часто – пневмония, одышка; часто – пневмонит, бронхоспазм, синусит, кашель, гипоксия, инфекции верхних отделов дыхательных путей, бронхит, фарингит, кровохарканье; редко – отек легких, затруднение дыхания, инфильтрация легочной ткани, респираторные заболевания, ослабление дыхания, ларингит, раздражение глотки, выпот в плевральной полости. Со стороны мочевыделительной системы: часто – инфекции мочевыводящих путей; редко – нарушение функции почек, полиурия, гематурия, недержание мочи, олигурия. Аллергические реакции: очень часто – крапивница. Дерматологические реакции: очень часто – сыпь, зуд, повышенная потливость; часто – эритематозная сыпь, буллезные высыпания; редко – грибковый дерматит, онихомикоз, макуло-папулезная сыпь. Местные реакции: часто – раздражение, покраснение; редко – кровоизлияние, дерматит, боль. Эффекты, обусловленные иммунодепрессивным действием: очень часто – сепсис, инфекции, вызванные Herpes simplex; часто – инфекции, вызванные цитомегаловирусом, Pneumocystis carnii, Herpes zoster, кандидомикоз, грибковая инфекция, абсцесс; редко – вирусная инфекция, бактериальная инфекция. Прочие: редко - лимфомоподобный синдром. Противопоказания Острый или обострение хронического системного инфекционного процесса; ВИЧ-инфекция; сопутствующие опухоли, требующие лечения; беременность, период лактации; повышенная чувствительность к алемтузумабу. Беременность и лактация Применение при беременности и в период лактации противопоказано. Женщинам и мужчинам детородного возраста следует применять надежные методы контрацепции во время лечения и в течение 6 месяцев после его окончания. Беременным запрещено работать с алемтузумабом. Грудное вскармливание следует прекратить во время лечения и на период 4 недели после его окончания. Особые указания С осторожностью применять у пациентов с ИБС и получающих антигипертензивные препараты. Премедикацию антигистаминными препаратами и неопиоидными анальгетиками следует проводить до первого введения алемтузумаба, при каждом последующем введении увеличенной дозы препарата, а также по клиническим показаниям. Во время терапии и в течение не менее 2 месяцев после ее окончания следует проводить профилактику развития инфекций. При тяжелых инфекционных осложнениях следует прекратить применение алемтузумаба до их исчезновения. В период лечения следует регулярно проводить развернутый анализ показателей периферической крови. При развитии выраженной гематотоксичности следует прекратить применение алемтузумаба до полного ее исчезновения. В период лечения следует тщательно контролировать клиническое состояние пациентов пожилого возраста. Безопасность и эффективность применения алемтузумаба у детей, пациентов с заболеваниями печени и почек не изучены. Не рекомендуется применение алемтузумаба у пациентов с заболеваниями печени и почек, за исключением случаев, когда ожидаемая польза терапии превосходит потенциальный риск развития побочных эффектов. Рекомендуемый интервал между введением алемтузумаба и других химиотерапевтических препаратов составляет не менее 3 недель. Не рекомендуется применение живых вирусных вакцин, по крайней мере, в течение 12 мес после терапии алемтузумабом. Влияние на способность к вождению автотранспорта и управлению механизмами Учитывая описанные случаи сонливости и спутанности сознания на фоне терапии, пациент должен соблюдать осторожность при вождении автотранспорта и других потенциально опасных видах деятельности.

Медвежовцев: Консультативный комитет FDA рекомендовал одобрить применение препарата Актемра для лечения ревматоидного артрита Сегодня компания Рош сообщила о том, что Консультативный комитет Управления по контролю за продуктами питания и лекарственными средствами США (FDA) почти единогласно (10 голосов против 1) проголосовал за одобрение Актемры (тоцилизумаба) ? нового моноклонального антитела, ингибирующего рецепторы к интерлейкину-6 (ИЛ-6) ? для применения в качестве терапии ревматоидного артрита (РА) у взрослых пациентов. «Нам очень приятно, что консультативный комитет FDA дал Актемре положительные рекомендации, что предоставляет этому многообещающему виду терапии шанс стать доступным для пациентов, страдающих от тягостных проявлений ревматоидного артрита», ? сказал Уильям М. Бернс (William M. Burns), Глава Подразделения Фарма компании Рош. ? «Ввиду убедительности представленных данных и положительного решения консультативного комитета, мы надеемся, что FDA одобрит Актемру для лечения ревматоидного артрита, что даст пациентам, не получающим адекватного облегчения симптомов заболевания при применении существующей терапии, новое оружие против этой болезни». Голосование проходило после того, как компания Рош представила результаты пяти международных клинических исследований III фазы. Данная клиническая программа оценивала влияние Актемры на степень выраженности симптомов ревматоидного артрита, физическое состояние пациентов, прогрессирование структурных повреждений суставов и качество жизни при данной патологии. Из пяти упомянутых исследований, три были проведены с участием пациентов с неадекватным ответом на предшествующую терапию «болезнь-модифицирующими» противоревматическими препаратами (DMARDs), одно ? с участием пациентов, не ответивших на лечение ингибиторами фактора некроза опухоли-альфа, и одно исследование сравнивало эффективность и безопасность монотерапии Актемрой с монотерапией метотрексатом (существующим «золотым стандартом» лечения ревматоидного артрита). Результаты этих исследований показали, что Актемра (в монотерапии или в комбинации с метотрексатом или другими DMARDs) значительно ослабляет проявления ревматоидного артрита, в сравнении с терапией только существующими DMARDs, - вне зависимости от предшествующей терапии и тяжести заболевания. О препарате Актемра Препарат Актемра — результат научных исследований компании Chugai. При участии этой компании также осуществляется и глобальное продвижение препарата. Актемра является первым гуманизированным моноклональным антителом к рецептору интерлейкина-6 (ИЛ-6). Для оценки клинической эффективности препарата разработана обширная исследовательская программа, включающая пять клинических исследований III фазы. Все эти исследования успешно достигли первичных критериев эффективности. В ближайшее время ожидается регистрация Актемры в США и странах Евросоюза. В Японии Актемра появилась на фармацевтическом рынке в 2005 г. как препарат компании Chugai для лечения болезни Кастельмана. В апреле 2008 г. Актемра была зарегистрирована в Японии также по следующим показаниям: ревматоидный артрит, ювенильный идиопатический артрит и ювенильный идиопатический артрит с системным началом. Препарат Актемра в целом хорошо переносится больными: общий профиль безопасности Актемры был одинаковым во всех глобальных клинических исследованиях. Чаще всего из нежелательных явлений регистрировали инфекции верхних дыхательных путей, назофарингит, головную боль и артериальную гипертензию. Как и при использовании других биологических препаратов для лечения РА, у больных, получавших Актемру, отмечались случаи возникновения серьезных инфекций и реакций гиперчувствительности, в том числе несколько случаев анафилаксии. У некоторых больных наблюдалось повышение активности печеночных трансаминаз (АЛТ и АСТ); это повышение в основном расценивалось как незначительное, носило преходящий характер и не сопровождалось поражением печени или снижением печеночной функции. О компании Рош Группа компаний Рош, штаб-квартира которой расположена в Базеле, Швейцария, занимает лидирующее положение среди корпораций, работающих в сфере здравоохранения и ориентированных на собственные исследования в разработке лекарственных и диагностических препаратов. Как ведущая мировая биотехнологическая компания и разработчик инновационных средств для раннего выявления, профилактики, диагностики и лечения заболеваний, Группа компаний Рош вносит важный вклад в дело улучшения здоровья и качества жизни населения по широкому спектру направлений. Рош является мировым лидером в производстве средств диагностики in vitro, препаратов для лечения рака и сопутствующей терапии при трансплантации органов и тканей, занимает лидирующее положение на рынке противовирусных препаратов. Группа компаний Рош также ведет активную работу в других важных терапевтических областях, таких как аутоиммунные и воспалительные заболевания, метаболические нарушения и заболевания центральной нервной системы. В 2007 г. объем продаж подразделения «Фарма» составил 36,8 млрд. швейцарских франков, подразделения «Диагностика» — 9,6 млрд. франков. Рош имеет соглашения о научно-исследовательском сотрудничестве и стратегическом партнерстве с различными компаниями, в том числе, является основным акционером компаний Genentech и Chugai. Инвестиции в научно-исследовательские разработки в 2007 г. составили 8 млрд. швейцарских франков. В Группе компаний Рош в разных странах мира работают около 79 000 человек. Дополнительную информацию о Группе компаний Рош можно получить в Интернете на http://www.roche.com/. Все товарные знаки, используемые или упомянутые в данном пресс-релизе, защищены законом.

Медвежовцев: Ревматоидный артрит будут лечить клетками крови пациента Ученые из Университета Ньюкасла разработали новый метод лечения ревматоидного артрита, основанный на подавлении аутоиммунных реакций с помощью модифицированных клеток крови пациента. В ближайшее время специалисты планируют начать пилотное исследование с участием восьми человек, страдающих ревматоидным артритом. Ревматоидный артрит - это системное заболевание соединительной ткани с преимущественным поражением мелких суставов. В основе заболевания лежат аутоиммунные реакции – сбой иммунной системы, в результате которого иммунные клетки организма начинают атаковать собственные здоровые клетки, вызывая развитие воспаления. Только в Великобритании ревматоидным артритом страдает 350 тысяч человек. Руководитель исследования Джон Исаакс (John Isaacs) и его коллеги экспериментировали с дендритными клетками, участвующими в регуляции иммунного ответа. Большинство из этих клеток отвечают за активацию иммунной системы, но одна из их разновидностей - так называемые толерогенные дендритные клетки – напротив, подавляют иммунные реакции. С помощью ряда химических соединений, стероидов и витамина D британские ученые смогли преобразовать клетки-предшественники дендритных клеток, взятые у пациентов, в толерогенные дендритные клетки. По мнению исследователей, последующие внутрисуставные инъекции этих клеток больным приведут к «перепрограммированию» иммунных клеток организма и остановят патологические иммунные реакции. «На основании лабораторных исследований мы ожидаем, что инъекции клеток приведут к специфическому подавлению аутоиммунного ответа», - сообщил профессор Исаакс. В предстоящем исследовании примут участие восемь пациентов больницы Фримана, страдающие ревматоидным артритом. В один из пораженных суставов больных будут вводиться их собственные модифицированные клетки крови. Спустя две недели после инъекции у пациентов возьмут биопсии ткани, чтобы оценить эффект от введения нового лекарственного средства. Исследователи также проанализируют, затронет ли действие нового препарата только один сустав, в который вводились клетки, либо эффект окажется множественным, благодаря распространению клеток по организму через лимфоузлы. Если результаты испытаний окажутся успешными, в ближайшие пять лет ученые смогут получить новое оружии в борьбе с заболеванием, которое в настоящее время считается неизлечимым.

Медвежовцев: В поисках новых методов лечения артритов, когда уже не помогают годами принимаемые лекарства, австралийские медики попробовали китайскую гимнастику тай-чи. Новое исследование, проведенное сотрудниками Института здравоохранения в Джорджии (George Institute for International Health, Австралия), показало, что гимнастика тай-чи весьма полезна для лечения и профилактики мышечных и суставных болей. Результаты первого, прицельного с точки зрения медицины анализа этой гимнастики показали целесообразность ее применения пациентами с артритом. восточная техника Тай-чи Тай-чи — свободная транскрипция с английского. Тайцзицюань — буквально с китайского «великий предел кулака» или «кулак великого предела» — китайское внутреннее боевое искусство, один из видов ушу. Популярно как оздоровительная гимнастика, но приставка «цюань» («кулак») подразумевает, что тайцзицюань это боевое искусство. «Мы доказали, что тай-чи уменьшает боли и улучшает подвижность суставов у людей с артритом, а также дает общеукрепляющий оздоровительный эффект», — сказал автор исследования, Крис Мэер (Chris Maher), врач и сотрудник института. Хроническая боль, которую испытывают люди, страдающие артритом, оказывает серьезное влияние на общее состояние здоровья. Борьба с ней сегодня признана одним из международных приоритетов решения проблем со здоровьем. В Австралии артрит — это главная причина малоподвижности и хронических болей, от которой страдают 3,85 млн человек. «Тай-чи — недорогая, удобная и доставляющая приятные ощущения гимнастика, поэтому она идеально подходит для лечения боли, — считают врачи. — Гимнастика пришла к нам из Китая, где люди ее практикуют регулярно в качестве профилактики разных заболеваний. Она универсальна и легко вписывается в график повседневной жизни любого человека». Если не помогают лекарства, приходится обращаться к альтернативной медицине и оздоровительным практикам. Впрочем, они насчитывают сотни и тысячи лет успешного применения. Наши предки, не имея под рукой ни современной аппаратуры, ни новомодных лекарств, были вполне способны поддерживать здоровье на оптимальном уровне при помощи физической активности. Тай-чи — еще одна обнадеживающая возможность без малейших затрат использовать древние знания для поддержания здоровья.

Медвежовцев: Вопрос: Пришлите пожалуйста аннотацию на: хондропротекторы - Структум, Румалон,Дона. Спасибо. Ответ: Структум (хондроитин сульфат)- высокомолекулярный мукополисахарид, содержится в значительных количествах наряду с гиалуроновой кислотой в различных видах соединительной ткани; участвует в построении основного вещества костной и хрящевой ткани. Являясь вязким и в значительной степени гидратированным полианионом, препятствует сжатию соединительной ткани и играет роль смазки суставных поверхностей,оказывает анальгезирующее и противовоспалительное действие, уменьшает боли в покое и при ходьбе,снижает потребность в НПВС; тормозит процесс дегенерации хрящевой ткани. Показания: остеоартроз. Противопоказания: повышенная чувствительность к препарату.Побочные явления: редко аллергические реакции. Режим дозирования: капсулы принимают внутрь, запивая небольшим количеством воды. Взрослым: по 3 капсулы 2 раза в день в течение первых трех недель, по 2 капсулы 2 раза в день далее. Румалон - экстракт из хрящевой ткани и красного костного мозга телят, включает гликозамин-гликан-пептидный комплекс. Раствор для инъекций в ампулах по 1 и 2 мл. Вводят внутримышечно, курс - 25-30 инъекций, в течение года проводят 2 курса. Дона - глюкозамина сульфат, эндогенное вещество, замедляет прогрессирование дегенеративных процессов в суставах. Применяют внутрь 1.5гр. 1раз в сутки в течение 6 недель, перерывы между курсами - 2 месяца. Побочные явления:возможны боли в эпигастрии, тошнота,метеоризм,диарея,запор. Противопоказания:повышенная чувствительность к препарату, фенилкетонурия. Не рекомендуется одновременно с данным препаратом применять антибиотики. Cправка: Дона, Румалон, Структум, Хондроитин сульфат

Медвежовцев: Канадцы разработали "парадоксальную" нановакцину против аутоиммунных заболеваний Канадские ученые разработали нановакцину против собственных иммунных клеток человека для лечения аутоиммунных заболеваний. В эксперименте на мышах эта вакцина показала свою эффективность в лечении сахарного диабета 1 типа, пишет Scientific American. Когда в организм попадает микроб, его антигены (белки и гликопротеины) "считываются" антигенпрезентирующими клетками (АПК). Получив информацию, эти клетки передают ее Т-лимфоцитам, атакующим инфекционный агент, и активируют их. При аутоиммунных болезнях АПК по той или иной причине начинают воспринимать антигены какого-либо вида собственных клеток организма как чужеродные и настраивать иммунитет против них. Гибнущие клетки "поставляют" АПК еще большее количество своих антигенов, замыкая таким образом "порочный круг", приводящий к хроническому заболеванию. При этом в иммунной системе появляется две популяции T-лимфоцитов с противоположными задачами: одна – более сильная и агрессивная – атакует собственные клетки, а другая – слабее – пытается уничтожить АПК, несущие информацию об антигенах этих клеток, подавляя чрезмерную активность иммунной системы. Специалист по диабету Пере Сантамария (Pere Santamaria) из Университета Калгари в Альберте нашел принципиально новый, на первый взгляд парадоксальный подход к лечению аутоиммунных заболеваний. Вместо того чтобы подавлять иммунитет, как это обычно делается, он решил стимулировать его. Для этого Сантамария с коллегами создали наночастицы, покрытые антигенами β-клеток поджелудочной железы, вырабатывающих инсулин (эти клетки подвергаются атаке иммунной системы при диабете 1 типа). Когда с большим количеством этих антигенов сталкиваются "слабые" Т-лимфоциты, они начинают активно атаковать АПК, лишая "сильные" лимфоциты источника информации. Поскольку "слабые" живут дольше "сильных", через некоторое время "порочный круг" разрывается, что ведет к прекращению заболевания. Наночастицы были выбраны в качестве носителя антигенов, поскольку они в состоянии длительно удерживать их в организме, что позволяет уменьшить частоту введения и дозу вакцины. В эксперименте, проведенном учеными, вакцина эффективно предохраняла от диабета мышей с наследственной предрасположенностью к нему и излечивала животных, уже страдающих этим заболеванием. В настоящее время коллектив Сантамарии планирует перейти к испытаниям на людях, а также создать аналогичные нановакцины против других аутоиммунных болезней, таких как рассеянный склероз и ревматоидный артрит.

Медвежовцев: "Сигнальный белок" ревматоидного артрита вылечил мышей от болезни Альцгеймера Американские ученые в эксперименте на мышах обнаружили, что один из сигнальных белков иммунной системы, уровень которого значительно повышается при ревматоидном артрите, эффективен в лечении болезни Альцгеймера, сообщает PhysOrg. Как известно, пациенты с ревматоидным артритом гораздо реже остальных людей страдают болезнью Альцгеймера. Высказывались предположения, что это является побочным эффектом противовоспалительной терапии артрита, однако испытания соответствующих препаратов при деменции опровергли эту точку зрения. Исследователи из Университета Южной Флориды в Тампе предположили, что на развитие болезни Альцгеймера влияют непосредственно изменения иммунного статуса при ревматоидном артрите. Их внимание сфокусировалось на белке GM-CSF (гранулоцит/макрофаг колониестимулирующий фактор), который вырабатывается в повышенных количествах у больных артритом и применяется в лечении некоторых злокачественных новообразований. Ученые вводили рекомбинантный GM-CSF (сарграмостим, Leukine) генноинженерным мышам, в возрасте 12 месяцев демонстрирующим признаки болезни Альцгеймера, а также обычным пожилым животным. Мыши из контрольной группы получали изотонический солевой раствор. Поведенческие тесты, проведенные мышам с 10-го по 20-й день после инъекции, показали, что запоминание и обучаемость больных деменцией мышей из экспериментальной группы значительно улучшились и приблизились к показателям здоровых животных того же возраста. Обычные пожилые мыши после введения GM-CSF также стали выполнять тесты несколько лучше, чем их ровесники, получившие плацебо. В ходе гистологического исследования выяснилось, что отложения бета-амилоида в мозге больных мышей, характерные для болезни Альцгеймера, после экспериментального лечения уменьшились более чем наполовину. Как пояснил руководитель исследования Хантингтон Поттер (Huntington Potter), эффективность GM-CSF у животных и его подтвержденная в клинических исследованиях при раке безопасность позволяют перейти к испытаниям препарата на людях с болезнью Альцгеймера. Результаты работы опубликованы в Journal of Alzheimer's Disease.

Медвежовцев: В московской больнице установили эндопротез 101-летнему пациенту Врачи московской Городской клинической больницы номер 13 успешно провели эндопротезирование тазобедренного сустава 101-летнему мужчине. Об этом рассказал МедНовостям травматолог-ортопед ГКБ номер 13 Константин Омельченко. Сейчас пожилой пациент уже может стоять на ногах. Как ожидается, он будет выписан из больницы сегодня, 3 декабря. 101-летний Иван Андреевич Смирнов (1909 года рождения) поступил в больницу три недели назад с переломом шейки бедра. Шансы на выздоровление после такой травмы в столь преклонном возрасте практически ничтожны. Единственной возможностью спасти больного была операция по протезированию травмированного сустава. Операция, продолжавшаяся около 40 минут, была проведена Константином Омельченко, ассистентами Станиславом Голевым и Анной Федотовой, анестезиологом Ириной Парибак. Мужчине был установлен биполярный протез тазобедренного сустава. Как подчеркнул Омельченко, особого внимания заслуживает профессионализм анестезиолога, проводившей наркоз столь пожилому больному. "Благодаря успешной операции пациент, страдающий рядом хронических заболеваний, встретит свой 102-й день рождения на ногах. Насколько мне известно, в Москве подобных операций людям такого возраста ранее не проводилось, в мире же аналогичные случаи можно пересчитать по пальцам", - говорит Омельченко. Иван Андреевич Смирнов – ветеран Великой отечественной войны, служил сапером в танковом соединении. Смирнов участвовал в Сталинградской и Курской битвах, награжден 13 орденами и 25 медалями. Свой 102-й день рождения Иван Андреевич отметит в феврале будущего года.

Медвежовцев: В США впервые за полвека одобрено новое лекарство от волчанки Комиссия по продуктам и лекарствам США (FDA) одобрила препарат белимумаб, предназначенный для пациентов с системной красной волчанкой, сообщает The Washington Post. Белимумаб стал первым за последние полвека новым средством лечения этого тяжелого аутоиммунного заболевания. Препарат белимумаб на основе моноклональных антител был разработан американской компанией Human Genome Sciences в 2000-м году. Выпуском лекарства под маркой Benlysta занимается фармацевтический гигант GlaxoSmithKline. Действие белимумаба основано на подавлении активности В-лимфоцитов, которые из-за сбоев в иммунной системе начинают вырабатывать антитела, атакующие собственные клетки организма. Безопасность и эффективность нового препарата была подтверждена двумя клиническими исследованиями, в которых приняли участие 1684 больных волчанкой. По информации FDA, белимумаб оказался неэффективен в лечении чернокожих пациентов. Однако число таких участников клинических испытаний было недостаточным для того, чтобы специалисты могли подтвердить эти данные. Разработчик препарата намерен провести дополнительные исследования с участием представителей негроидной расы, страдающих СКВ. В настоящее время для лечения волчанки используются нестероидные противовоспалительные препараты, средства от малярии (гидроксихлорохин) и глюкокортикостероиды. Гидрокcихлорохин был одобрен FDA в качестве терапии СКВ в 1955 году. По различным данным, в США волчанкой страдают от трехсот тысяч до полутора миллионов человек. В Европе распространенность заболевания составляет около 40 случаев на 100 тысяч населения.

Медвежовцев: Число американцев с искусственным коленом обеспокоило специалистов Американских ортопедов обеспокоило число пациентов с протезами коленного сустава. Как сообщает FOX News, такие протезы имеются у каждого двадцатого американца старше 50 лет. Ситуацию с протезированием коленных суставов в стране проанализировала группа специалистов под руководством Елены Лосиной (Elena Losina) из бостонской больницы Brigham and Women's. Они изучили все случаи такого протезирования, выполненного в период с 1998 по 2009 год. Общее число американцев с протезами колена исследователи оценили в 4,5 миллиона человек. При этом около 500 тысяч таких пациентов дважды проходили процедуру протезирования одного и того же сустава. По данным исследования, наиболее часто протезирование коленных суставов проводят американцам старше 80 лет. В указанной возрастной группе такой протез имеет каждый десятый житель США. Президент Американской академии хирургов-ортопедов Дэниел Берри (Daniel Berry) подчеркнул актуальность данного исследования. По его словам, приведенные выше цифры показывают, какой части населения страны в дальнейшем понадобится специализированная медицинская помощь, связанная с наличием протеза. Маниш Сети (Manish Sethi) и его коллеги из американского Университета Вандербильта (Vanderbilt University), в свою очередь, оценили размер необязательных расходов в ортопедии. Они выяснили, что ежегодно каждый ортопед, перестраховываясь, назначает пациентам исследования без необходимости на сумму более 100 тысяч долларов. С учетом количества таких специалистов в стране необязательные расходы превышают два миллиарда долларов в год.

Медвежовцев: Избыток витамина E вызвал остеопороз у мышей Ученые из Японии пришли к выводу, что избыточное потребление витамина E способствует развитию остеопороза, сообщает HealthDay. Результаты исследования, проведенного группой специалистов под руководством Сю Такеды (Shu Takeda) из токийского Университета Кэйо, опубликованы в журнале Nature Medicine. Такеда и его коллеги провели ряд экспериментов на мышах. Животные с искусственным недостатком витамина E (альфа-токоферола) были специально выведены в лаборатории. У таких грызунов отсутствовал токоферол-связывающий белок (TTPA). Другая часть мышей была здорова и получала витамин в дозах, соответствующих нормальной потребности человека. По результатам исследования, у грызунов с дефицитом TTPA плотность костей была выше, чем у животных из второй группы. Мыши, получавшие избыточные дозы витамина E, в свою очередь испытывали недостаток костной массы. Признаки, характерные для остеопороза, были зафиксированы через восемь недель такого питания. Ученые считают, что токоферол стимулирует выработку остеокластов. Эти клетки способствуют обновлению костной ткани, разрушая минерализованные участки и удаляя продукты распада кости. Повышение числа остеокластов приводит к избыточной потере костной массы.

Юлия: Подскажите, пожалуйста, какие препараты можно использовать для базисной терапии при хроническом течении болезни Рейтера (на сульфасалазин - аллергическая реакция с высокими показателями аминотрансфераз, метотрексат назначать не хочется даже в пробном варианте, опасаюсь развития лекарственного гепатита)

Медвежовцев: Разве что--лефлуномид ( арава)! Или 10 или 20 мг--два раза в день. В запасе можно ещё иметь вариант хлорохина или делагила!

Юлия: Про хлорохин думала, не нашла в показаниях, арава - запасной вариант. Спасибо, мои варианты примерно такие же.

Медвежовцев: В эту триаду болезни Рейтера( конъюнктивит, артрит, уретрит) неплохо бы вставлять антибиотик после посева мочи на флору и чувствительность к антибиотикам! Да и нестероиды на 1 месяц не помешали бы. Я предпочитаю диклофенак и мелоксикам ( мовалис), только не украинский.

Медвежовцев: НОВОСТИ КОМПАНИЙ:Ритуксимаб и препарат Мабтера оказывают одинаковые эффекты у пациентов с неходжкинской лимфомой Первые результаты клинического испытания BIORIX наглядно продемонстрировали наличие у ритуксимаба производства ЗАО «БИОКАД» специфического биологического действия. Эффекты воспроизведенного препарата полностью идентичны эффектам оригинального препарата Мабтера® (Ф. Хоффманн - Ля Рош). Обследование первых включенных в исследование пациентов позволило установить, что однократное внутривенное введение препарата ритуксимаб производства ЗАО «БИОКАД» в стандартной дозе 375 мг/м2 вызывает полное исчезновение В- лимфоцитов уже в первые 24-48 часов, но при этом не оказывает никаких токсических эффектов на другие типы клеток, что подтверждает узкую направленность действия данного препарата. Сравнительный анализ результатов обследования пациентов, получивших ритуксимаб, и больных, у которых применялся препарат Мабтера®, не обнаружил наличия каких-либо различий в степени и скорости исчезновения В-лимфоцитов из периферической крови. Введение исследуемого препарата или препарата Мабтера® не сопровождалось осложнениями, требующими врачебного вмешательства. Состояние всех больных во время инфузии и после нее было удовлетворительным. Таким образом, первые результаты клинического исследования препарата ритуксимаб производства ЗАО «БИОКАД» свидетельствуют о его хорошей переносимости, благоприятном профиле безопасности и наличии выраженного действия в отношении лимфоцитов, что позволяет предположить высокую эффективность данного препарата в терапии CD20-положительных лимфом. Клиническое исследование препарата ритуксимаб является важнейшим этапом в реализации государственной программы по импортозамещению в рамках проекта «Организация опытно-промышленного производства субстанций и лекарственных средств на основе моноклональных антител, необходимых для выпуска дорогостоящих импортозамещающих препаратов», одобренного Комиссией при Президенте РФ по модернизации и технологическому развитию экономики России. Успешные результаты данного клинического исследования позволят вывести на российский фармацевтический рынок отечественный высокоэффективный и безопасный препарат ритуксимаба, который станет альтернативой зарубежным лекарственным средствам, что в целом, создаст благоприятное поле для развития в России системы свободной конкуренции и позволит существенно сократить затраты государства на оказание современной высокоспециализированной медицинской помощи онкологическим больным без потери ее качества.

Медвежовцев: Восстанавливающее хрящ вещество помогло мышам с артрозом Американским ученым удалось восстановить поврежденные суставные хрящи у мышей с остеоартрозом, сообщает Science News. Исследование провела группа специалистов под руководством Кристен Джонсон (Kristen Johnson) из Института геномики при Исследовательском фонде Novartis. Отчет об их работе опубликован в журнале Science. Джонсон и ее коллеги изучили около 22 тысяч химических соединений, обнаруживаемых в хрящевой ткани. Исследователи выяснили, что под воздействием одного из веществ (картогенина) мультипотентные стволовые клетки соединительной ткани зародыша (мезенхимы) превращаются в хондроциты, из которых состоит ткань хрящей. В ходе лабораторных исследований на клеточных культурах ученые описали молекулярные механизмы, благодаря которым картогенин стимулирует рост хрящевой ткани. Группа Джонсон также провела серию экспериментов на мышах с поражением хрящей аналогичным тому, которое обуславливает развитие деформирующего остеоартроза. По результатам экспериментов, после введения картогенина в пораженной хрящевой ткани мышей снизилось количество белка, уровень которого считается показателем тяжести заболевания. Кроме того, через шесть недель введения картогенина в коленные суставы, больные остеоартрозом грызуны смогли снова подняться на ноги. Остеоартроз является самой распространенной формой поражения суставов. В США этим заболеванием страдают около 27 миллионов человек. Болезнь встречается у двух процентов американцев моложе 45 лет, у 30 процентов в возрастной категории от 45 до 64 лет, а также у 63-85 процентов пожилых людей.

Медвежовцев: Открыт механизм действия стволовых клеток на аутоиммунные заболевания Молекулярные биологи из Южно-Калифорнийского университета установили, каким образом введение стволовых клеток помогает стабилизировать иммунную систему, сообщает EurekAlert! Исследование профессора Сунтао Ши (Songtao Shi) с коллегами опубликовано в Cell Stem Cell. На модели мышей, страдающих системной склеродермией — заболеванием, характеризующимся, в частности, поражением всех мелких сосудов в организме, - ученым удалось отследить механизм действия стволовых клеток. Систематическое введение мезенхимальных стволовых клеток (способных дифференцироваться в клетки различных тканей) помогало уменьшить проявление заболевания у животных. Введенные грызунам клетки вырабатывали белок MCP-1, который служит для активации и привлечения T-лимфоцитов в очаг воспаления. MCP-1 задействуется также в развитии раковых опухолей и аутоиммунных заболеваний. Этот же белок связан со специфическим механизмом запрограммированной клеточной смерти (апоптоза), поэтому T-лимфоциты, привлеченные к месту введения стволовых клеток, погибали. Погибающие T-лимфоциты вызывают продуцирование макрофагами большего количества белка TGFβ. Этот белок, в свою очередь, связывается с рецепторами на поверхности T-лимфоцитов и ингибирует их активацию, таким образом подавляя иммунный ответ. Иммунная система приходит в нормальное состояние.

Медвежовцев: Созданы наночастицы для лечения аутоиммунных заболеваний Американские ученые разработали наночастицы, эффективные при лечении аутоиммунных заболеваний, сообщает EurekAlet! Результаты исследования доктора Эндрю Меллора (Andrew Mellor) с коллегами из Медицинского колледжа штата Джорджия опубликованы в The Journal of Immunology. Ученые разработали наночастицы, в основе которых лежит комплекс ДНК и катионного полимера полиэтиленимина. Они планировали использовать эти ДНК-наночастицы для прямой доставки генов в определенные клетки. В ходе исследования Меллор с коллегами обнаружили, что наночастицы, не содержащие гены и лекарства, также помогают при лечении ревматоидного артрита у мышей. Оказалось, что "пустые" наночастицы вызывают значительное повышение уровней альфа, бета и гамма интерферона в крови, что, в свою очередь, приводит к повышенной выработке клетками индолеомин 2,3-диоксигеназы (IDO) – фермента, связанного с толерантностью иммунной системы. Исследование, проведенное Меллором и его коллегой Дэвидом Манном (David Mann) в 1998 году показало, что этот белок вырабатывается у беременных и препятствует отторжению плода организмом матери. Повышенный уровень IDO способствовал подавлению активности иммунной системы у мышей с ревматоидным артритом, вследствие чего у животных уменьшились опухоли вокруг суставов. Чтобы подтвердить, что именно повышение уровня IDO облегчило состояние грызунов, ученые вывели мышей без гена IDO1. Клетки в организме таких мышей не могли вырабатывать соответствующий фермент, поэтому их состояние после введения наночастиц не улучшалось. Меллор полагает, что такие наночастицы можно будет использовать и при лечении других аутоиммунных заболеваний, в том числе системной красной волчанки и сахарного диабета. Сейчас ученые в сотрудничестве с химиками разрабатывают биодеградируемый полимер, который можно будет использовать при производстве ДНК-наночастиц. Такой полимер будет естественным путем выводиться из организма.

Медвежовцев: Рак и ревматоидный артрит оказались связаны общим молекулярным механизмом Американские ученые установили, что клеточный сигнальный путь Notch, связанный с возникновением рака, влияет и на развитие ревматоидного артрита, сообщает EurekAlert! Результаты работы доктора медицины Сяоюй Ху (Xiaoyu Hu) и ее коллег из больницы специальной хирургии (Hospital for Special Surgery) в Нью-Йорке опубликованы в онлайн-версии журнала Nature Immunology. В клеточном сигнальном пути Notch участвуют трансмембранные белки, регулирующие выбор путей дифференцировки различных клеток у многоклеточных организмов. Из результатов работ других ученых известно, что Notch связан с возникновением рака, а также что мутация в одном из связанных с этим сигнальным путем генов приводит к возникновению ревматоидного артрита. Ху и ее коллеги провели ряд экспериментов на мышах, в макрофагах которых отсутствовал этот клеточный сигнальный путь, поэтому их организм не мог продуцировать определенный тип макрофагов. Такие грызуны было мало подвержены возникновению ревматоидного артрита. В ходе другого эксперимента ученые установили, что из-за сбоев в клеточном сигнальном пути макрофаги начинали "атаковать" суставы. В ответ на это клетки начинают вырабатывать медиаторы воспаления. Таким образом все время поддерживается воспалительный процесс. Также ученые определили, каким образом влияение Notch на молекулярный каскад приводит к возникновению воспалительных макрофагов. "Мы объяснили путь развития ревматоидного артрита и доказали, что ингибиторы Notch, которые разрабатывались для лечения рака и болезни Альцгеймера, можно использовать и для лечения ревматоидного артрита", - отметила доктор Ху. Некоторые из этих ингибиторов проходят третью фазу клинических испытаний.

Медвежовцев: NASA разработало метод ранней диагностики остеопороза В результате совместно проведенного исследования ученые из NASA и Аризонского государственного университета (Arizona State University) разработали новый метод ранней диагностики остеопороза по анализу мочи, сообщает Medical News Today. Результаты работы группы ученых под руководством профессора Ариэля Анбара (Ariel Anbar) опубликованы в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences (PNAS). Разработанная методика позволяет диагностировать развитие остеопороза еще до того, как начнется изменение минеральной плотности костей. Анализ основан на определении соотношения различных изотопов кальция в моче. В процессе жизнедеятельности взамен разрушающейся формируется новая костная ткань. Во время ее образования более легкие изотопы кальция входят в кость несколько быстрее тяжелых ("фракционирование изотопов"). При нормальном процессе обновления соотношение различных изотопов кальция, обнаруженных в моче, будет постоянной величиной. В случае болезни это соотношение отклоняется от нормы. Для исследовании участвовало двенадцать здоровых добровольцев, которые в течение тридцати дней должны были соблюдать постельный режим, поскольку длительное отсутствие двигательной активности вызывает остеопороз. При помощи новой методики ученым удалось зарегистрировать потерю костной массы уже через неделю после начала эксперимента. Это значительно раньше, чем при использовании традиционных методик диагностики остеопороза. "Теперь мы должны проверить свою методику на пациентах с заболеваниями костной ткани. Если результаты будут такими, как мы ожидаем, то в скором времени возможно использование этого анализа в клинической практике", - отметил профессор Анбар в интервью BBC. Также ученые считают, что этот анализ можно будет применять для диагностирования других заболеваний костной ткани, в том числе рака. "NASA провело это научное исследование, потому что космонавты страдают от потери костной ткани - в условиях микрогравитации их опорная система не нагружена. Это важнейшая проблема астронавтов, и нам нужен новый метод для ее диагностики и лечения," - цитирует издание диетолога NASA Скотта Смита (Scott Smith).

Медвежовцев: Британские ученые нашли ответственные за остеоартроз участки ДНК Ученым из университета Ньюкасла в результате масштабного исследования удалось выделить восемь новых участков ДНК, отвечающих за развитие остеоартроза, подтвердив тем самым силу наследственного фактора в развитии этого заболевания. Ранее были определены три ответственных за остеоартроз участка генетического кода. В рамках исследования, результаты которого опубликованы 3 июля в журнале The Lancet, был проведен сравнительный анализ ДНК 7 410 пациентов британского происхождения с тяжелой формой остеоартроза, 80 процентов из которых перенесли операцию по замене суставов, и 11 009 здоровых британцев из контрольной группы. После выделения наиболее "подозрительных" участков генетического кода, авторы провели повторный анализ, основываясь на данных, полученных в ходе независимых исследований в Исландии, Эстонии, Нидерландах и Великобритании. В них приняли участие 7 473 больных остеоартрозом и почти 43 тысяч не страдающих от этого заболевания граждан. В итоге было определено пять строго ассоциированных с остеоартрозом отрезков ДНК и три менее задействованных участка. Более всего, как выяснили исследователи, за развитие этого заболевания ответственна мутация на отрезке хромосомы 3 в области гена GNL3, кодирующего выработку белка нуклеостемина, который играет ключевую роль в процессе клеточного метаболизма. Другие вовлеченные участки обнаружены на хромосоме 9, хромосоме 6 и два отрезка на хромосоме 12. Все они участвуют в процессах регенерации хрящевой и костной ткани, а также в регуляции веса тела. Ожирение, как отмечают авторы исследования, является одним из факторов риска при заболевании остеоартрозом. Профессор Джон Лулайн (John Loughlin), возглавлявший группу исследователей, назвал итоги работы своей группы "чрезвычайно важным первым шагом" на пути понимания генетической природы остеоартроза, благодаря которому в будущем станет возможным создание адекватной терапии этого заболевания. "Мы знали и раньше, что остеоартроз передается из поколения в поколение, и это зависит от генов, а не от окружающей среды. Но благодаря нашему исследованию мы впервые можем сказать с большой степенью вероятности, в каких именно участках генома таится угроза развития этой болезни", - цитирует ученого BBC Health. Остеоартроз, которым болеют, в основном, пожилые люди, проявляется дегенерацией суставного хряща, который служит защитной прокладкой в суставе, снижая трение и осуществляя амортизирующую функцию. В основном, остеоартроз поражает колени, тазобедренные суставы и суставы кисти. Как ожидается, в связи со старением населения количество жителей Великобритании, страдающих от этого заболевания, в следующие 20 лет удвоится и достигнет к 2030 году 17 миллионов человек.

Медвежовцев: Средства от артрита г.Лунинец Виктор Чепуштанов 6.07.2012 12:29 «У меня болят колени, с трудом передвигаюсь. Врач сказал, что это артрит. Назначил уколы, они помогают только временно. А что для лечения артрита предлагает народная медицина?» Читательница Предлагаю провести лечение аконитом высоким. 50 г сухого раздробленного корня залить 1 л 40%-ного спирта или водкой. Настоять не менее недели. Настойка приобретёт цвет крепкого чая. Втирают её в больное место, укутывая тёплой тряпкой. Курс лечения 3-4 недели. Здесь следует заметить, что разновидностей артрита насчитывается более 50 видов. На каждый вид артрита проводится своё лечение. Так, если сустав воспалился от простуды, проводим лечение настойкой сосновой живицы. Берём 50 г живицы, охлаждаем в холодильнике, дробим её в порошок. Берём банку ёмкостью более 0,5 л, вливаем туда 0,5 литра водки, всыпаем медленно живицу, растворяем. Если нужно, подогреваем. Два раза в день утром и вечером натираем раствором больной сустав, укутываем тёплой тряпкой. Курс - до излечения. Лечение ревматических болей в суставах. Параллельно с лечением аконитом следует провести лечение красным корнем. Он повышает иммунитет организма и таким образом избавляет его от инфекций, вызвавших артрит. 50 г раздробленных корней залить 0,5 л водки, настоять 3 недели. Принимать по чайной ложке 3 раза в день. Выпить всю настойку. Иногда требуется провести и другое лечение по ликвидации очага инфекции. Моя знакомая обратилась к врачу по поводу болей в коленях. Он прописал таблетки и уколы. Но это ей не помогло. Тогда я посоветовал лечиться хождением на коленях и приседаниями. Ох, как трудно и больно было начинать! Но она осилила. Сначала приседала, держась за ручку двери, затем вытянув руки вперед. Чтобы не вредить суставам, физические упражнения можно делать только до появления резких болевых ощущений. Параллельно с лечением физическими упражнениями обязательно нужно проводить лечение аконитом. Это облегчит лечение, снизит болевые ощущения, ускорит излечение. 

Медвежовцев: Ультразвук вызвал ускоренный рост и подвижность клеток костной ткани Американские ученые обнаружили, что сфокусированный ультразвук вызывает ускоренный рост и повышенную подвижность "молодых" клеток костной ткани — остеобластов. Результаты работы исследователей из Университета Стони Брук в Нью-Йорке, проведенной под руководством профессора И-Сянь Циня (Yi-Xian Qin), опубликованы в журнале PLoS ONE. Профессор Цинь с коллегами провели исследование in vitro, в ходе которого воздействовали в течение минуты сначала на одиночные остеобласты, а затем на множество клеток сфокусированным ультразвуком средней интенсивности. При этом использовалась так называемая сила акустического излучения (acoustic radiation force), которая образуется в результате действия звуковой волны на препятствие. В медицинской практике на основе этого феномена при помощи акустической лучевой импульсной визуализации исследуется эластичность тканей. Ученые обнаружили, что сфокусированный ультразвук средней интенсивности, воздействуя на остеобласт, вызывает подвижность клеток, перестройку клеточного цитоскелета, ускоренный внутриклеточный транспорт кальция и увеличение его концентрации. Благодаря накоплению кальция отложению его в межклеточном веществе остеобласты быстрее преобразуются в остеоциты. В своих более ранних исследования группа профессора Цинь разработала прибор, позволяющий диагностировать потерю костной массы на ранних стадиях. Теперь ученые смогли модернизировать свое устройство и использовать в нем новую методику, которая, по их мнению, позволит не только определять участки фракционирования костей, но и способствовать росту и восстановлению костной ткани. Они планируют продолжать свои исследования и использовать новую методику при лечении остеопороза и других заболеваний. В конце мая 2012 года исследователи, сотрудничающие с NASA, объявили о создании нового метода ранней диагностики остеопороза по анализу мочи. При помощи определения соотношения различных изотопов кальция в моче ученые могли диагностировать развитие заболевания до начала изменения минеральной плотности костной ткани.



полная версия страницы